СКАЗ  О  ЗОЛОТОМ  КОТЕ.

Часть четвёртая. Путешествие Ядвиги

 

Автор: Валентина Миронова

 

СКАЗ О ЗОЛОТОМ КОТЕ. Часть четвёртая. Путешествие Ядвиги

 

- Летайте ступами Аэрофлота! – звонкий девичий голос привлёк моё внимание. Рядом с придорожным кафе остановился шикарный байк. Удивительно, как с такой махиной управлялась хрупкая девушка. Всадница тем временем соскочила с высокого сиденья и сняла шлем, рассыпав по плечам густую каштановую шевелюру. Что-то знакомое почудилось мне в её глазах … да и выражение лица … тоже знакомое … где-то мы определённо встречались.

Я ещё обдумывал увиденное, когда она вошла в кафе. И, не замедляя шага, она уверенно направилась к моему столику. Как-будто мы договаривались о встрече, и она знала, где меня искать. Подошла, села напротив на мягкий диван, положила сверкающий шлем рядом.

- Ну, привет, дорогой! – красивый глубокий голос прозвучал мягко и вкрадчиво.

- Не узнаёшь? – она засмеялась. Вокруг нас обернулись все мужчины, и в их глазах я отчётливо прочитал зависть и желание оказаться на моём месте.

- Давай, вспоминай, шевели извилинами! Признаю, давно не виделись. Но ты же простишь меня, не так ли?

О, что отражалось при этом в глазах посетителей. О да, они бы простили ей всё, что угодно.

- Да, я виновата, признаю. Но это не повод забывать старых друзей!

Мужики в кафе готовы были меня съесть вместе с одеждой и стулом. Их взгляды при этом … стали плотоядными. Если честно, они меня отвлекали от вспоминания.

- И даже очень старых, - последние слова дева сказала почти шёпотом, низко наклонившись ко мне. По кафе промчался мужской страдальческий стон. Да уж …. Я чётко увидел глубокий вырез комбинезона и ощутил волнующий запах её волос. Зашуршали отодвигаемые стулья, мужики невольно пододвигались ближе.

Дева засмеялась, убрала волосы за спину и откинулась на спинку дивана.

- Позвольте напомнить, Ядвига!

Я тупо молчал. Она могла обворожить кого угодно. Мужики рядом разве что слюни не пускали. Они уже были её рабами. Все, включая официанта и поваров, глядящих из подсобки. И дева это знала.

Среди посетителей промчался шепоток – как мог этот тип её забыть?!

- Ну ладно, чего людей мучить, - и она из какого-то потайного карманчика достала … бутыль. Повернула надписью ко мне – «Наливка от Горыныча». Теперь я хлопал глазами, спиной чуя взгляды и вопрос: «Что там написано?» О, дева с бутылью … это было круто для придорожного кафе. В бутылке зазывно булькнуло. Мужики замерли с открытыми ртами.

«Баба Яга?! Байк вместо ступы?!» - пронеслось в голове.

- А ты как думал, - довольно подтвердила бабушка.

- Где мне в этой глуши припарковать ступу? А? Да и метла опять же, сколько цепей с собой таскать надо, чтобы не украли средство передвижения. Да и не одна я путешествую.

Мы шептались, склонив головы. Посетители подобрались почти вплотную, чтобы не пропустить ни словечка. Один чуть не под стол залез, растопырив свои уши.

- Круто … вы … ты … такая …,- закончить фразу я не смог. Ядвига улыбалась со знанием дела, да знаю, мол, знаю. И вдруг повернулась к мужикам.

- Мальчики, вы мне уже мешаете! – капризным тоном сказала дева, - все вернулись к своим столикам! Кушаем, пьём, продолжаем! Вы потом меня проводите, обещаю.

О, что тут началось! Этот цирк надо было видеть. Подползшие мужики вставали, отряхивались и прихорашивались. Поднимали свои стулья, расшаркивались, стеснительно улыбались и гордо уходили к столикам. Они были счастливы. Все.

Ядвига посмотрела в окно, я невольно залюбовался её профилем. Ну, бабушка, ну, молодец! Только влюбиться в неё мне не хватало.

А вот что это? Там, на багажнике её байка? Рыжий хвост?! Баюн!

Котяра потянулся, облизнулся, зевнул, показал клыки и захлопнул пасть со стуком упавшего чемодана.

Тем временем из бутыли с именем «наливка» в широкий бокал, тут же принесённый счастливым официантом, полилось … молоко. Кот материализовался немедленно.

- Ты хочешь объяснений? – с улыбкой спросила Ядвига, лукаво посмотрев вприщур. Ох, ну и взгляд у неё. Не сорвёшься, короче.

- Тогда слушай. А ты, Баюша, молча кушай.

- А-а-м-м, х-х-р-р, - ответил кот, стремительно поглощая молоко. Дева задумчиво погладила его загривок. Даже на расстоянии я ощущал гордость посетителей за свою знакомую деву. Такой котяра рядом ….

 

… наслушавшись баек кота, Баба-Яга тоже захотела побывать в мире Сказочника. Но являться туда в знакомом облике древней старушки не хотелось. Кайф не тот. Мир молодой, скоростной, подвижный … значит, надо ему соответствовать. Поменять облик не проблема; ступа и метла превратились в байк. Кот одобрил и посоветовал объёмный багажник. Очень объёмный, для всяких разных мелких необходимостей. И пока он собирал эти разные мелкие необходимости, Баба-Яга подбирала себе имя. Кот комментировал, периодически роняя что-то из лап.

- Янга? – пробовала бабушка имя на вкус.

- Яранга! – глухо добавил кот, неся во рту что-то большое.

- Это домик северный, - отмахнулась бабушка.

- Какая разница, - прошипел кот.

-Для тебя никакой. А мне среди людей ходить, - пропела бабуся, - соответствовать нужно, киса.

Задумалась, провела пальцем по металлу байка. Залюбовалась.

- Хорошо маникюрчик получился, да и ноготки, и пальчики! Да, я себе нравлюсь. Значит, и другим понравлюсь тоже.

- Не переборщи.

- Да что ты? Разве можно переборщить с красотой? Её всегда мало!

Кот замолчал. С женщиной спорить не нужно. Уж кто-кто, а бабуся точно знает про красоту.

В тишине послышался глубокий голос, бабушка распевалась, наслаждаясь обертонами и переливами.

- Да, великолепно! А если Ялига?

- Тогда уж Ядвига!

- О! А что это такое?

- «Я двига – юсь»! Ты - само движение и скорость.

И это было абсолютной правдой. Пилот скоростной ступы. Закачаешься.

- Согласна, имя подходит … по всем параметрам.

- Так, а облик будет стабильный или временный?

- Возьми оба, мало ли что.

- О, мудрый кот! И снова я согласна.

- Ну, ещё бы, столько времени я прыгал в мире у Сказочника. А его брать будем?

- Обязательно, Баюша! Как же мы без него? А летописи кто составит, в историю наши имена сказочные занесёт? Всю правду запишет? Мы его встретим в начале пути. Обязательно встретим.

Ядвига лукаво улыбнулась в волшебное зеркальце и прошептала:

- Это будет удивительное путешествие.

- Точно, - согласился кот, - обворожительная дева на мощном байке и рыжим котом на багажнике! Невероятно!

 

… и в мир Сказочника они ворвались словно болид, распугав местных гаишников. Стояло раннее лето, в воздухе пахло терпкой зеленью, дороги ещё не пылили, небо синее, солнце доброе. И как тут не погулять от души?!

На ближайшем перекрёстке под большим красным знаком с изображением жёлтого кирпича байк тормознул суровый страж дорог.

- О, какой мальчик! – улыбнулась Ядвига, - ты что-то хочешь, красавчик?

- Откройте багажник! – сурово рявкнул в ответ тот.

- Для тебя что угодно, - промурлыкала дева, откидываясь назад и щёлкнув пальцами. Багажник раскрылся. Суровый страж невольно скосил глаза на глубокий вырез и стал ещё суровей.

- Ах, сержант! Что-то ещё? – томно потянулась сказочная дева.

Сержант невразумительно проворчал. Ничего он не видел, кроме шикарного бюста и гривы струящихся волос. Но ведь должен был видеть и другое, служба всё-таки!

Из багажника вылез рыжий огромный кот и уставился на стража.

- М-м-р? Две рыбки и … разойдёмся, да?

- Куда? – оторопел сержант.

- Тогда уж во что, - улыбнулся кот. Улыбка получилась похожей на оскал.

- Киса, не буянь, - грациозно изогнулась дева на байке, ласково потрепав кота по загривку. Но смотрела она в глаза гаишнику. Тот стоял пунцовый.

- Тогда мы поехали. Страж закона претензий к нам не имеет, - пробурчал кот, высовываясь из-за плеча красавицы.

- Молчание - знак согласия, не так ли, доблестный воин? – прошептала дева, и байк негромко заурчал.

- А вы документы не показали, - просипел доблестный воин.

- Зачем? Ты хочешь узнать мой возраст? Так я очень молода … во всех отношениях!

- Положено! – фраза почему-то получилась вопросительной у стража.

- Ах, не здесь, - веселилась бабуся Ядвига, - или всё-таки здесь?

Вмешался кот.

- Слушай, ты когда кирпич в последний раз держал?

- А?

- Давно, - довольно констатировал Баюн, - тогда держи!

Раздался скрежет и в ладони оторопевшего постового упал тяжёлый жёлтый кирпич.

- Откуда?! – только и смог спросить сержант.

Кот пожал плечами:

- Оттуда! – и посмотрел вверх.

Поднял голову и сержант. Он увидел голубое небо в аккуратном прямоугольном проёме красного знака. Именно оттуда выпал жёлтый кирпич. И лежал в ладонях. Без комментариев.

Краем уха гаишник услышал звонкий смех девы и утробный рёв отъезжающего байка. Рёв, впрочем, тут же стих; дева скрылась за поворотом на своём сверкающем великолепии. А кирпич остался. И был он тяжёлым. В проёме знака виднелась местная ворона. Она выглядела очень довольной. Каркнув и подняв лапу, она повертела у своего виска. Показывая этим жестом, что думает по поводу свершившегося факта. Всё было понятно.

- А? – сержант проводил улетающую птицу взглядом. И взгляд стража снова упал на жёлтый кирпич. Взгляд и кирпич вместе весили очень много,  сержант еле успел отскочить в сторону. С жутким грохотом этот кусок глины рухнул на асфальт. По асфальту в разные стороны побежали трещины. Как змейки. Кирпич упал без повреждений. Взгляд остался лежать на нём.

В таком виде сержанта и застал начальник. Грохот разбудил его в момент послеобеденного расслабления. И увидел разгром. Выбитый кирпич из знака «стоп», покрошенный асфальт, сержант с круглыми глазами то ли от пережитого ужаса, то ли от неуставного удовольствия. Скорее от последнего, поскольку на щеке подчинённого красовался след от алого поцелуя.

- Что тут произошло?!

Что нашло на сержанта, мы уже не узнаем, но ответил он так:

- Бабушка на байке с котом!

- Что?! – взревел шеф, - бабушкины байки?! Скот? И кто здесь скот?!

Гнев начальника был страшен и праведный, разумеется. Конечно, подчиненный не мог знать все дела шефа, но тот имел право подозревать всех и вся.

На площадке ДПС промчался смерч. Ворона отсиживалась в кустах. Небо слегка потемнело. Или это выглядело так в глазах сержанта, который, по-видимому, совсем не слышал воплей. И тихо сказал, тыча пальцем в кирпич, мирно лежавший у его сапог.

- А с этим что делать?

Шеф даже растерялся. Весь его задор сдулся. Смерч растворился. Небо снова посветлело. Ворона переместилась повыше,  для обзора перелетев на ветку.

- Повесить обратно!

Шефа даже не смутило то, что нарисованный кирпич физически не мог выпасть из знака. Сержант тоскливо уставился на дыру в железном кружке. Но приказ есть приказ.

- Выполнять! – гаркнул шеф и скрылся в служебном помещении, плотно закрыв за собою дверь.

- Есть! – ответил подчинённый.

Ворона на дереве с интересом смотрела на потуги сержанта вернуть кирпич обратно в знак. Кирпич, естественно, падал, сержант матерился, балансируя на хлипкой стремянке, прислоненной к столбу, на котором висел пострадавший знак. Ворона начала похрюкивать.

- Ты ещё, свинья пернатая, ржать здесь будешь, - негромко сказал сержант.

Ворона заткнулась, переваривая услышанное. Но возня вокруг столба со знаком была намного интереснее её мыслей, тем более что кирпич рухнул в очередной раз. Сержант взмахнул руками, стремянка накренилась и чтобы не упасть, пришлось гаишнику на ней прыгать, словно на ходулях. В окошке здания ДПС из-за занавески украдкой показалась физиономия шефа, он снимал на камеру представление, трясясь от сдерживаемого хохота.

Пропрыгав по асфальту, сержант, наконец, поймал равновесие и слез. Негромко приговаривая, он перенёс стремянку снова к столбу и вернулся за кирпичом. Шеф во избежание недоразумений снова спрятался за занавеской. Оставив под уголком тряпочки объектив камеры.

Ворона на ветке давилась от смеха.

- Эй, служивый! – окликнула она хмурого стража порядка на стремянке.

- Чего тебе?

- Ты … это … верёвкой привяжи!

- Щас!

Ворона на ветке встала на четвереньки, закрыла глаза. Её тело содрогалось в конвульсиях.

- Ой, не могу, не могу больше, - причитала она, растопырив крылья.

- Чего? – сержант был так зол, что не обращал внимание на такие глупости, как говорящая ворона.

- Ой, мамочки, - продолжала причитать ворона, - сейчас обкакаюсь!

Увесистая белая плюха сорвалась вниз и вмиг накрыла и кирпич, и сержанта и стремянку.

- Ах ты, зараза!

Кирпич со свистом рванулся к развалившейся на ветке вороне. Стремянка рухнула с противным скрежетом. Сержант повис на столбе, противный скрежет завис в ушах. Но и сквозь него был слышен гадкий голос вороны:

- Не верю, не верю! Кирпич нарисованный! Ты лучше сам его лови, а то ветром сдует!

Вопреки всем законам природы кирпич, миг назад летевший по уверенной дуге к голове вороны, взмыл ввысь под нежным порывом ветерка. И полетел, переворачиваясь, над асфальтом. Кстати, с изнанки кирпич был белым.

Сержант спрыгнул со столба. То, что он сказал, повторить нельзя. Нетипично даже для него. Гулко бряцая амуницией, гаишник помчался следом за улетающим кирпичом. Ворона всё-таки упала с дерева. Корчась от смеха в кустах, она путалась в крыльях и лапах.

- Сачок … сачок возьми, - сдавленным хрипом шептала она вслед умчавшемуся стражу порядка.

 

… долго ли, коротко ли, но поймал отважный страж улетавший кирпич и водрузил его на место, крепко обмотав знак «стоп» широким скотчем. Да не посрамит проезжающий недруг чести воинской, да содрогнутся руки его (недруга), когда увидит он многострадальный знак сей.

Приказ шефа выполнен.

Но пошла гулять по дорогам байка о выпавшем и улетевшем кирпиче из знака «стоп». Много подробностей было добавлено, даже кино сняли по секретным материалам скрытой камерой. С постом ДПС в главной роли.

Ворона свидетель!

 

… кот закончил повествование и потянулся к Ядвиге.

- М-м-м-м … молочка-то налей!

Мы подождали, пока Баюн вылакает очередную порцию и облизнётся.

- Ну, что, поехали? Впереди ещё много интересного!

Ядвига обернулась в зал: «Мальчики, мы уезжаем!»

Нас провожали как на параде. Гудели местные авто, мужская публика стыдливо махала платочками, а официант – подносом, которым попал кому-то по голове и другим частям тела. Поэтому вокруг образовалось пустое пространство, а вокруг заворчавших мужиков – облако пыли.

- Мальчики, драться только после нашего отъезда! – попросила Ядвига.

И то верно. Наш байк уже заворачивал, когда послышались характерные звуки борьбы «нанайских мальчиков».

Но это была уже не наша история.