Виктор Трухин. Портал для банника.

(Из журнала «Планета Ангелов», № 1, 2018)

 

 

Всё началось как всегда – с редакционного задания. Только на этот раз мне было предложено  самостоятельно выбрать тонкоматериального собеседника. Я начал мысленно перебирать известных людей, совершивших переход в пятое измерение, с кем бы захотелось пообщаться, но ни на ком остановиться так и не смог. Тогда сделал иначе. Запустил в пространство призыв: кто хочет сказать что­нибудь для журнала «Планета Ангелов»? Решил – кто первым откликнется, с тем  и стану беседовать.  Почти сразу ощутил: кто­то вышел на связь. И тут же понял, кто этот «кто­то». К моему удивлению, этим «кем­то» оказалась никакая не знаменитость, вроде тех, с кем мне уже приходилось общаться через «завесу», а существо, которое принято считать сказочным, мифическим. Это был банник, банный дух из бани, которую я построил три года назад. Но я лишь «ощутил» его присутствие и «понял», что это именно он, но не увидел. Услужливое воображение сразу подкинуло традиционную картинку: маленький лысый старикашка с огромной бородой, голый и облепленный мокрыми берёзовыми и дубовыми листьями. Подключил духовное зрение, и постепенно сквозь шаблонное изображение проступил совсем иной образ. Лицо довольно молодого человека с русыми волнистыми волосами, никакого намёка на усы или бороду… Словом, это была бы довольно заурядная внешность, если бы не глаза. О! Это были удивительные глаза! В них было всё: и хитрая лукавинка, и живой интерес, и беспредельная  глубина, и мудрость веков… Но это, собственно, и всё, что я увидел. От подбородка и ниже тело банника теряло чёткие очертания, становилось прозрачным, так, что я не могу с полной уверенностью сказать, была ли на нём какая­нибудь одежда…

– Здравствуй, – сказал я. – Ты ведь банник?

– Неплохое начало, – усмехнулся банник. – Недурно бы с этого начинать каждую банную процедуру.

Я смутился. В самом деле, затапливая баню, чаще всего не только не удосуживался поприветствовать банника, но и просто вспомнить о его существовании. Но в поразительных глазах моего собеседника не было ни укора, ни осуждения – скорее, лёгкая озорная ирония.

– Здравствуй, коли не шутишь, – продолжал между тем он. – Да, я – банник. А ты, стало быть, – банщик?

– Можно и так сказать, – согласился я.  Ведь в своей бане я, как правило, сам парю своих гостей. Так что для банника я, прежде всего, банщик. – Извини, что частенько забываю поздороваться…  Обещаю исправиться. Поговорим?

– Для того, собственно, и пришёл. Спрашивай.

– Тогда начну с самого тривиального: кто такой банник, и для чего он нужен в бане?

– Ты спрашиваешь, кто такие банники? А это как назовёшь. Раньше, в древности, чуть ли не за божество почитали. А как новая вера появилась, разжаловали до простого духа. Коммунисты и вовсе отменить пытались. Теперь вот эзотерики про нас вспомнили и тоже по­разному величают. Кто – тонкоматериальной сущностью, кто энергетическим существом, а кто и вовсе эфирной или полевой формой жизни… А по мне так, как хочешь называй, от этого ни жарко, ни холодно. Ты вот часто задумываешься о том, кто ты есть? Сможешь в двух словах объяснить, что такое человек? Вот то­то.

Так же и со вторым вопросом. Для чего банник в бане? А для чего домовой в доме? А леший в лесу? Для нас это просто жизнь. Делаем своё дело. Тут ведь что понять надо: дом это не просто большая коробка с дверями и окнами, а лес – не бестолковое скопище кустов и деревьев. И то, и другое – сложнейшие энергоинформационные экосистемы, как у вас теперь принято говорить. А сложнейшие системы нуждаются в чём? Правильно – в наладке, настройке и балансировке. То есть, чтобы эта сложнейшая система не упростилась до полного развала. Видели лес, в котором нет радости? Деревья хворые, травка пожухлая, кучи мусора везде? Лешего нет, некому следить за равновесием негативных и позитивных энергий… А дом без домового – вообще гиблое место!

Ну а уж к бане это относится в полной мере, потому что баня (я, конечно, имею в виду настоящую баню!) – место особенное, я бы даже сказал, сакральное.

– А разве бывают бани ненастоящие?

– Это, опять же, что называть баней. Конечно, общественная мыльня с шайками, мочалками и паром из крана – тоже баня; и крутую сауну для крутых братков с банкетным залом, девочками и прочими «удобствами» так назвать можно. Но в эдаком месте ни один порядочный банник работать не станет. Такие бани – без хозяина – мы называем «мёртвыми». Ведь истинное предназначение русской бани это не только голову помыть, да ополоснуться; и уж конечно, не «оттянуться по полной».

– А в чём секрет настоящей бани?

– А никакого особенного секрета нет. Просто здесь воплощаются и сливаются действия всех стихий одновременно. Вот смотри сам: есть Огонь, дающий энергию. Наличествует Вода, как признак омовения, освобождения и возрождения. Стихия Воздуха воздействует через пар и разогретый воздух, наполняя и укрепляя лёгкие. Силы Земли поступают через камни, которые лежат в каменке.

Так что, человек, посещая баню, может подпитываться всеми энергиями одновременно. И не только подпитываться. Но к этому мы вернёмся чуть позже.

А ещё интереснее получается, если взглянуть на всё это глазами китайцев…

– А причём тут китайцы и русская баня?

– Ну, не сами китайцы, а древнее их учение – Фэн­шуй. Слышал? Так вот, согласно этому учению, существует пять основных элементов мироздания: Огонь, Земля, Металл, Вода и Дерево. Кумекаешь?

–Кумекаю. Почти полный «портрет» моей бани.

– Нашей бани, – хмыкнул банник. – Не забывай, что именно меня в старину считали истинным хозяином!

– Хорошо, пусть будет «нашей бани», – легко согласился я. – Кстати, последний элемент – дерево – присутствует здесь в нескольких видах – материал, из которого баня построена, дрова и…

– …и веники, конечно! – подхватил банник. – Это главное! В принципе, баня может быть кирпичная, и топить её можно углём или, скажем, кизяками, хотя это…– тут банник смешно сморщил нос, однако уточнять не стал. – Всё равно, это будет баня. Но без веников!.. – банник сморщился ещё потешнее, чтобы уж никаких сомнений не оставалось, что баня без веников – просто нонсенс.

Я не стал спорить, приводя в пример скандинавские сауны, турецкие хаммамы и японские фурако, и согласился. Тем более что, в глубине души, полностью с ним согласен.  А банник уже пустился в рассуждения насчёт веников.

– Веники могут быть разными: берёзовыми, дубовыми, кедровыми, еловыми…

И тут я вспомнил, как одна из моих «клиенток», ясновидящая, говорила, что во время процедуры парения берёзовыми вениками наблюдала, будто её тонкие тела как бы разделились и поднялись над полком. Потом кедровый и бамбуковый веники основательно прочистили их, а последний, дубовый веник вернул все тела в исходное состояние. Я тут же рассказал о её наблюдениях своему собеседнику.

– Да я помню её, – закивал головой банник. – И что говорила, помню. Всё правильно говорила. А я ещё  немного дополню. Берёзовый веник не только «расслаивает» тонкие тела, но и хорошо очищает те из них, что находятся ближе к физическому– ментальное и отчасти – астральное тело. В них, как правило, и скапливается наибольшее количество всякой скверны, душевной грязи, энергетических ядов. Или, как вы теперь говорите, негативной энергоинформации… Но для полной очистки хорошо бы использовать и другие веники. Хвойные (лучше всего кедровый и еловый) прекрасно устраняют грязь из астральных тел. Осиновый веник незаменим для чистки психического тела. Но тут есть свои тонкости. Осина – особое дерево. Она, конечно, очищает психическую материю, но при этом весь негатив впитывает. Поэтому осиновый веник можно использовать только для одного человека и только на одну баню. А после использования его лучше всего сжечь.

Если заглянуть «глубже» – то там энергетической грязи поменьше. Но, чтобы уж закончить разговор о вениках, добавлю, что бамбуковый веник «достаёт» до темпорального тела, а крапивный может устранить негативные вкрапления даже из огненной материи.

Кроме того, веники могут быть липовыми, кленовыми, сосновыми, пихтовыми… Все они в разной мере «отвечают» за те или иные участки вашего тонкоматериального естества, но это уже, как говорится, детали. Да, чуть не забыл! – хлопнул по своему лбу банник. – Дуб!

– Ну, не такой уж ты и дуб, – попытался я смягчить всплеск самокритики.

– Да не я дуб, – отмахнулся банник. – Дерево такое. Дубовый веник – второй по важности после берёзового. Ну и по популярности, конечно. Так вот, дубовый веник служит не столько для очищения, сколько для закрепления ваших тонких тел. Иными словами, берёза расслаивает  и очищает тонкие тела, дуб после их основательной чистки возвращает всё в исходное положение и закрепляет до следующего раза. Так что, для качественного парения вообще­то достаточно двух веников – берёзового и дубового. Но это не значит, что если у вас нет дубового веника, вы так и будете ходить с расслоенными тонкими телами. Успокойтесь. Всё и так встанет на свои места! Но с дубовым веничком всё­таки лучше…

– Полностью согласен! А теперь объясни мне ещё вот что. Ну, хорошо, почистил я тонкие тела человека, смахнул с них всю энергетическую грязь и… что? Куда эта грязь подевалась? Тут, в бане осталась? Или в окно выветрилась?

– Вот! Хороший вопрос.  Потому что подводит к моему главному предназначению. Ты спрашивал, для чего в бане банник. Так вот, главным образом для того, чтобы уловить всю эту скверну и превратить во что­нибудь более приятное и для человека полезное: в энергии Любви, Творчества, Жизненную Силу. Конечно, без помощи Стихий, о которых я говорил раньше, тут не справиться. Вы, люди, часто называете стихией слепые и неразумные разрушительные явления – ураганы, землетрясения, наводнения. Стихия, мол, что ж тут поделаешь! Отчасти вы правы, только не в том, что силы эти «слепые», «неразумные» и сугубо «разрушительные».  Каждой Стихии соответствует особый Дух, который с этой стихией управляется. Вполне зрячий, неглупый и, если и разрушительный, то в силу разумной необходимости. Вы называете их стихиалями, или элементалями. Так вот, сонастроившись с этими Духами­стихиалями, я делаюсь чем­то вроде «пятого элемента» и получаю возможность превращать «энергоинформационные минусы» в «плюсы». Процесс это очень непростой, и вам, людям, вряд ли в полной мере удобопонятный…

– Да, в полной мере, может, и не совсем понятно, но в целом – очень даже понятно.

–Ну, так вот. Всё это совершается для вас невидимо, неявно. Тайно, иными словами. Поэтому может с полным правом называться таинством. Чувствуешь, к чему клоню?

– Не очень.

– Вот именно, не очень. А где совершаются таинства? В храмах, святилищах, кумирнях, одним словом, в местах священных. Значит, – что?

– Значит, баня – это тоже священное место.

– Именно! Суть бани гораздо глубже, чем просто оздоровление или тем более омовение. Баня – это традиция русского народа, преисполненная сакрального смысла. Это священное место, где происходит таинство. Входя в настоящую баню, человек попадает в магическое пространство, которое способно изменить его жизнь. Ты и твои гости наверняка и сами не раз ощущали внутри своего тела колоссальную силу элементов пространства и чувствовали некое перерождение, омоложение на всех уровнях физического и духовного восприятия!

При этих словах голубые глаза банника, и без того чрезвычайно выразительные и глубокие, стали совсем уж бездонными и в то же время заблестели каким­то неземным потусторонним огнём.

Но в следующую секунду он сморгнул,  глаза притухли, сощурились, превратились в две лукавые щелочки.

– Ну что? Наполнился гордостью, величием и душевным трепетом?

Но попытка банника свести всё к шутке действия своего не возымела.

– Наполнился, – ответил я серьёзно. – Давно уже что­то такое чувствовал.

– Прекрасно! – вновь посерьёзнел банник. – Тогда можно переходить к правилам банного ритуала. Именно ритуала, ибо у ваших прадедов, язычников, посещение бани приравнивалось к обряду святого причастия. Отсюда – первое правило, оно же главное и основное: баня не терпит суеты и резких движений. В неё надо входить, оставив за порогом все земные заботы, тревоги, волнения, страхи – словом, всё, что может помешать священнодействию. Второе: неплохо бы поприветствовать хозяина бани. – Тут он приложил руку к груди и слегка поклонился, чтобы я не возомнил, будто речь идёт обо мне. – Третье. В парильном отделении не следует вести посторонние разговоры и уж совсем недопустимо сплетничать, ругаться и травить анекдоты. Помните, что если баня – храм, то парилка – его святилище. А полок, на который возлагается тело очищаемого без всяких покровов – его алтарь. Напоминаю, что речь идёт о настоящей, животворной бане. Если вы отправились с компанией отдохнуть в сауну, – можете париться в чём угодно, хоть в джинсах. А здесь тело должно чувствовать вольготно, а не преть в синтетике. Кстати, раньше в деревнях мужчины и женщины мылись и парились вместе. Это говорит о том, что ваши предки здраво относились к физическому телу и к сексуальности вообще.

– А если человек стесняется?

–Мне вообще кажется, что вы, люди, слишком уж зациклены на своей «физике», носитесь с ней, как кошка с салом… И что такое – «стесняется»? Слово «стеснение» происходит от слова «тесно». Если  человеку в бане тесно вместе с банщиком, значит, кто­то из вас лишний. Либо ты, либо он. Решайте сами. Но чаще всего причина другая, и в достаточной мере уважительная. Люди, и особенно женщины, интуитивно знают, что нескромный, похотливый взгляд может загрязнить и даже поранить их тонкие тела. Недаром же есть такие понятия, как «грязные, скабрезные мысли», «сальный взгляд». Но, уверяю вас, к настоящей бане эти понятия не применимы. Поэтому всё упирается в вопрос доверия. Либо ты доверяешь банщику, и  отдаёшь свое тело (и не только физическое) для проведения очистительного банного ритуала, либо подозреваешь его в грязных и сальных мыслях. Резонный вопрос: зачем же ходить в баню к этому человеку? Если он таков, каким ты его воображаешь, то и сквозь купальник изгваздает твои тела так, что нескоро отмоешься…

Кстати, молодые девчонки, разгуливающие по улицам и общественным местам в мини­юбках, мини­шортах, с голыми животами и т.д. и т.п., могут нахвататься гораздо больше астральной и ментальной скверны, чем в самой простой бане, пусть даже и с не очень опытным банщиком…

Однако мы отвлеклись. Итак, следующее правило: категорически запрещается употребление даже слабых алкогольных напитков! Как известно, во время парения из организма выделяется много влаги. Эти потери требуется восполнить. А чем? Можно, конечно, алкогольной отравой, но тогда польза от бани сведётся к нулю. А то ещё как бы и хуже не стало. Кроме того, алкоголь напрочь забивает ваши энергетические каналы, в несколько раз снижает их проводимость. И ритуал очищения становится пыткой для банщика. Ведь, чем грязнее эти каналы (не только из­за водки и пива), тем труднее выполнять очищающие процедуры. Да ты и сам, наверное, замечал: иного парить – одно удовольствие, а другого – прямо семь потов сойдёт, пока он на полке лежит.

А пить лучше всего воду. Причём, воду мягкую, она легче усваивается вашими физическими телами. Самый простой способ смягчить воду – вскипятить её. Можно заварить при этом какие­нибудь травяные чаи. Но и здесь важно не переборщить. Хорошо бы посоветоваться со знающим человеком – зелейником или фитотерапевтом…

Ещё более строгий запрет наложен на табакокурение. Закурить в бане – это всё равно, что закурить в церкви!

Все эти правила касаются, в первую очередь, посетителей бани. Но есть ещё одно, очень существенное, и оно – для банщика. Очень важно, в каком состоянии парильщик парит другого человека. Потому что сделать этого человека по­настоящему счастливым можно только тогда, когда ты относишься к нему доброжелательно, с уважением, с любовью.

Тут уместно вспомнить о таком древнем понятии, как «чистое служение».  Известно, что один человек делает счастливым другого, если бескорыстно ублаготворяет его, осуществляя чистые, то есть, не противоречащие законам мироздания, желания. Человека, который выполняет чистое служение, можно назвать Слугой в самом высоком понимании этого слова. Так вот, парильщик в бане должен быть в положении именно такого Слуги, который делает всё возможное, чтобы сделать человека, которого он парит, счастливым.

–Абсолютно согласен.

– Знаю, что согласен. А иначе, может быть, и разговаривать с тобой не стал… Вот, собственно, и все нехитрые правила, которые надо соблюдать, чтобы благородный банный ритуал не превратился в помывку, тусовку или попойку.

– Разве это все правила? А как насчёт того, что нельзя использовать третий (или четвёртый?) пар, говорят, его надо оставить для банника! И заходить в баню после полуночи или после захода солнца нельзя, и топить баню в понедельник… И ещё какие­то запреты, не помню, за которые банник может наказать – ошпарить кипятком, запарить до угара… И даже, помнится, содрать с нарушителя кожу и натянуть на полок!

– Чушь. Дважды чушь. Во­первых, парьтесь вы на здоровье, хоть до утра. И в любой день, и хоть по двадцать раз в парную заходите. Пар ваш для моего эфирного тела совершенно безразличен. А во­вторых, что ж это ты меня таким извергом­то выставляешь? Кожу на полок… Я этакую штуку и представить­то  не могу! Да и откуда у человека, даже такого, как ты,  столько кожи возьмется?

Я видел: банник прекрасно понимает, что я специально его подначиваю, но остановиться уже не мог.

– Ну, как же. В народе говорят, что банник добрый, пока его ублажаешь. А если что не по нему  – тут уж пощады не жди…

– Ага. А я, напротив, слышал, как нас называют друзьями бани, её хозяевами и даже ангелами­хранителями. Как ты себе представляешь ангела, который шпарит людей, всяко издевается над ними, да ещё и это… кожу на полок? Брр­р­р­р! А если серьёзно, то всё как раз наоборот. Я уже упоминал, что банники есть далеко не в каждой бане. Особенно в наше время. И если в мёртвой бане с человеком случается какая­то неприятность – угорел там или о печку обжёгся – так это потому, что банника рядом не оказалось, некому было человека от этой неприятности уберечь! А людям свойственно свою вину на других сваливать: вот, банник, мол, наказал!

Но бывает и хуже. Баня, даже если она и мёртвая, всё равно место особенное, сакральное. Недаром же именно в банях испокон веков всякими магическими штуками занимаются – от невинного девичьего гадания под Рождество до серьёзных колдовских ритуалов. Причём делается всё это в бане холодной, нетопленной, как правило, ночью, когда банник, даже если он и есть, полной силы не имеет. Ведь энергии четырёх стихий там всё равно присутствуют. Только управлять ими некому… Вот и притягивается к этому сакральному месту всякая нечисть – бесы, лярвы, сущи, всевозможные астральные паразиты… Вот от них­то, действительно, можно всякой пакости  ожидать…

Вот так­то. А ты: «в народе говорят!..» В народе говорят, что по ночам купаться нельзя, чтобы русалки не утащили, а если чёрная кошка с пустым ведром дорогу перебежит – так вообще лучше не жить!

Тут мы вместе весело рассмеялись, но банник снова вернул разговор в серьёзное русло.

– Кстати, насчёт кошек. Ты замечал, что ваши Танька и Сашка частенько заглядывают в предбанник, когда там гости после парной отдыхают?

– Да. А что, нельзя?

– Что ты! Наоборот! Кошка – одно из самых удивительных существ на Земле! У них – огромное биополе, они могут видеть невидимое, слышать неслышимое, общаться телепатически, в том числе и с человеком. Вот сейчас, например, ваш кот Сашка по моей просьбе помогает нам общаться. Если бы не он, ты понимал бы меня намного хуже! А если он приходит во время банного ритуала, то, уж конечно, не просто так. Кошки – великие гармонизаторы! Они работают с потоками вашей энергии, но не забирают и не отдают вам её, это невозможно, потому что вы живёте в разных частотных диапазонах. Они гармонизируют в человеке всё, что нуждается в гармонизации – энергию, тело, душу, мысли, психику, чувства… Состояние тонких тел человека сразу после парной позволяет делать это наиболее эффективно. Кошка просто ложится на разбалансированного человека, на одну или две его чакры, и делает вид, будто дремлет. Не прогоняйте её! Вы можете лишиться очень полезной оздоровительной процедуры, так сказать, «бесплатного приложения» к банному ритуалу!

Я взглянул на расположившегося рядом со мной кота. Он лежал с закрытыми глазами, чуткие уши его слегка подрагивали. Наверное, именно так он «видит невидимое» и «слышит неслышимое»…

– И ещё вопрос, – нарушил я паузу. – Где ты живёшь? То есть, где находишься в перерывах между банными днями?

– А что в народе говорят? – усмехнулся банник.

– Под полком… За печкой… А на самом деле?

– А на самом деле, когда в бане нет огня и воды, то и мне там делать нечего.

– И куда ты деваешься?

– А куда девается Дед Мороз, когда праздник заканчивается?

– Причём тут Дед Мороз? Не понимаю.

– Сейчас поймёшь. Мы, существа многомерно­многопространственные, можем ходить между пространствами и измерениями, можем перемещаться во времени, но для этого нам нужны особые приспособления, этакие тонкоматериальные структуры, одним словом – порталы.

– Ты хочешь сказать, что в нашей бане есть такой портал?

– Скажем так: иногда бывает.

– То есть, он то исчезает, то появляется?

– Опять неточно. То приходит, то уходит.

– Совсем запутал.

– Ты слышал что­нибудь о людях­порталах?

– Что­то слышал…

– Так и знал: «Что­то слышал»… Вы ведь как представляете  портал? Как некую красиво оформленную дыру в пространстве, спрятанную в потайном месте. Пришёл, перешагнул через радужный порог и полетел в неведомое… Так? Конечно, нечто подобное в самом деле имеет место. Но гораздо важнее знать, что люди – сами по себе ходячие порталы, то есть, эти особые приспособления имеются внутри них. Но если человек живёт в низких вибрациях, его порталом могут воспользоваться бестелесные  сущности, чьё присутствие в вашем мире совсем не желательно. Мы называем их «чужими духами». Поэтому порталы многих людей до поры до времени запечатаны в целях, так сказать, безопасности. Твой портал открыт. Со временем за нашей баней будет закреплён постоянный, стационарный портал, а пока вот так.

Я помолчал, переваривая полученную информацию.

– Погоди, а при чём тут Дед Мороз?

Дело в том, что вот уже в течение лет сорока с лишком я в конце каждого декабря достаю свой чемодан, в котором хранятся борода, шуба, посох, и другие дедморозовские атрибуты и отправляюсь в детские сады дарить детям праздник. Поэтому упоминание о новогоднем персонаже меня очень заинтересовало.

– А ты разве не замечал, что, прицепив бороду и нарядившись в шубу, становишься другим человеком?

– Ну… В общем…

–Сам посуди: ну какой ты Дед Мороз? Ты же не любишь шумных праздников, с трудом переносишь большие скопления народа, ты фальшиво поёшь и терпеть не можешь плясать… Ведь так?

–Ну… наверное…

– Так почему же тогда при твоём появлении дети (а иногда и взрослые), говорят: «О! Настоящий!»

– Ты хочешь сказать, что кто­то помогает мне?

– Ещё не известно, кто кому помогает…

–Так кто же это? Не тот ли, кого древние славяне называли Трескун, Студенец или Морозко? Так они же, вроде бы, не такие уж и добрые…

– Что это у вас, людей, все какие­то не очень добрые? То шкуру на полок, то ещё что­нибудь… Кстати, ты не задумывался, почему маленькие дети лет двух от роду, несмотря на твой распрекрасный вид, всё­таки боятся Деда Мороза?

– Они чувствуют моего помощника, то есть, э­э­э… напарника?

– Конечно! Они ещё не разучились видеть тонкую материю, и боятся не человека в красивом наряде, а ту бестелесную сущность, которая, будучи и весёлой и доброй, принадлежит, тем не менее, другому миру. Это странно, непонятно, и потому страшно.

– Так что же это за сущность?

– А вот ты сам у неё и спроси. Твой портал, ты и спрашивай.

– Спрошу обязательно… А вообще­то я где­то слышал, что прообраз Деда Мороза – святой Николай Угодник…

– Представь, в этом случае народ правду говорит! Ведь у Николая Угодника тоже был портал, и уж не чета твоему! И обращаться с ним он умел получше некоторых. Недаром же его называют Чудотворцем!

Банник испытующе взглянул на меня своими бездонными глазищами, как бы оценивая, дошло ли до меня всё сказанное.

Сказанное дошло.

Я хотел тепло поблагодарить банника за нашу беседу, но, чтобы получилось действительно тепло, нужно было назвать его по имени. А имени­то его я узнать так и не удосужился! Пока думал, как поделикатнее исправить эту оплошность, банник уже ответил. Я упустил из виду, что разговариваем мы телепатически, мысленно, поэтому большой разницы между словом и мыслью нет…

– В конце концов,  сказал он, – я – твоё порождение. Баню сотворил ты, портал, которым я пользуюсь, – тоже твой. Я несу твою энергетику. Так доведи дело до конца – дай мне имя! Просто назови первое, что придет в голову.

И имя пришло. Или всплыло откуда­то из глубин памяти. А может, банник сам подбросил его мне? Я удивился и попытался сосредоточиться на каком­нибудь другом имени. Но оно настойчиво прозвучало вновь. Имя было – Ардалион. Что ж, Ардалион, так Ардалион.

Баннику, судя по улыбке, имя понравилось.

– Вот только немного длинновато и высокопарно, – посетовал он. – Может, немного сократим?

– А как? Лион?

– Слишком по­французски для русской бани. Может, Лёня? Или ещё лучше – Лёха! Пойдёт?

– Вполне! – согласился я. – Спасибо, Лёха, за интересную беседу ну и…за всё остальное. Спасибо, что ты есть!

– Да что там, обращайся, если что.

И мы дружески обнялись с Лёхой­Ардалионом, прощаясь до следующего банного дня.

27.04. 2918 г.

 

Электронную версию Журнала «Планета Ангелов» можете приобрести в нашем интернет-магазине по адресу:

https://www.angels-planet.com

 

 Печатную версию Журнала «ПЛАНЕТА АНГЕЛОВ» можно получить по почте, прислав заявку на наши электронные адреса:

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. 

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В заявке укажите свой полный почтовый адрес, фамилию, имя, отчество и количество экземпляров.

ВНИМАНИЕ! НАЧАЛАСЬ ПОДПИСНАЯ КАМПАНИЯ НА ЖУРНАЛ «ПЛАНЕТА АНГЕЛОВ» НА ВТОРОЕ ПОЛУГОДИЕ 2019 года.

Чтобы журнал Семьи Света приходил в ваш дом, оформите подписку в любом отделении связи «ПОЧТЫ РОССИИ».

Наш подписной индекс:

10104 (КАТАЛОГ РОССИЙСКОЙ ПРЕССЫ)

 Подписная цена на полугодие (три номера Журнала) – 885 рублей (плюс услуги почты).

 

«ПЛАНЕТА АНГЕЛОВ» ЖИВЁТ ДЛЯ ПЛАНЕТЫ ЗЕМЛЯ…