СКАЗ О ЗОЛОТОМ КОТЕ. Часть вторая. Лукоморье. - Группа Света ~ Light Group

 

 

СКАЗ О ЗОЛОТОМ КОТЕ.

 

Часть вторая.  Лукоморье.

 

Автор: Валентина Миронова

 

 

Он вернулся в пятницу вечером, когда я стряпал ужин. На столе дымился кофе, и осталось только налить в чашку молока.

- И мне, пожалуйста! – за спиной послышался знакомый голос.

- Баюша! Надеюсь, на сей раз без приключений?

- Все приключения ждут нас там. Пойдём, лес свой покажу.

 

… разбросав кучу вещей, мне удалось найти старые джинсы, ветровку и студенческий свитер. В коридоре нашлись почти новые кроссовки. Ключи можно не брать. Главное, стеной при возвращении не ошибиться.

Через пару секунд мы с котом уже стояли в заветном сарайчике, в стране, называемой Лукоморье. Вышли. А там сумерки рассветные; где-то филин ухает, а за ближайшими деревьями светлячки порхают.

- Это не светлячки, это живность местная охотится.

- Что-что? – переспрашиваю.

- Глаза горят, когда кушать хочется.

И что-то мне не по себе стало. Под ногами вдруг ветка хрустнула, звук выстрелом тишину разорвал, студёный холод пронзил тело. Баюн обернулся:

- Сделаю-ка тебя маловесомым. А то распугаешь тут всех.

Не успеваю ничего возразить, как наполняюсь лёгкостью, ощущая себя воздушным шариком.  И плыву, чуть приминая траву.

- Пригнись, - схватил меня за штанину кот, отпрыгивая в сторону.

- Смотри, - показывает он лапкой.

Там, в лучах встающего солнца, на полянке, вижу опрятно одетую старушку.

- Местная крестьянка? – удивляюсь.

- Щас! – отвечает кот, - это Баба-Яга зелье собирает.

И тут в моём животе булькнуло, вмиг родившиеся «ветры» вырвались с громким звуком. Старушка на полянке вздрогнула.

«Ветры» не только вырвались на волю; они ещё толкнули меня в спину. Если бы не волшебство Баюна с облегчением веса, всё бы обошлось. Но так  я поплыл над кустами. На полянку к бабушке.

- Добрый день, сударыня! – сказал я, проплывая мимо застывшей бабуси и скрываясь в дальних кустах. Там уже ждал Баюн, беззвучно открывая пасть: «Тормози!»

Но как?!

Тут под руки попалась палка, а она вдруг подалась вперёд – метла!  Кот вцепился в прутья, шипя и плюясь. Метла же рванулась вперёд и вверх. Каким-то образом мы с Баюном оказались на ней. На самолётной скорости, заложив немыслимый вираж, мы срезали верхушки многолетних дубов и стремительно понеслись вниз. Обратно на поляну, где так же недвижно стояла бабушка. Несмотря на заклятья Баюна, эта вязанка прутьев отказывалась нам повиноваться. И, чтобы не сбить бабушку, мне пришлось её подхватить.

- Покатаемся, леди?

Это было самое умное, что родилось в голове. Баюн, вцепившись в прутья, болтался сзади флюгером. На наше счастье метле надоело летать среди стволов. И она остановилась на той же полянке. Поставив на травку недвижную старушку, я церемонно раскланялся, передавая ей метлу:

- Было приятно с Вами познакомиться!

Тем временем и кот выдернул себя из метёлкиных прутьев. В его шкуре торчали остатки дубовых листьев. Отплёвываясь, он двинулся за мной. А моё тело снова величаво плыло над травой, почти не сминая зелёные стебельки.

- Может, останетесь? – раздался сзади  приятный голос.

Мы замерли.

Вернее, замер Баюн, а мне-то ещё пришлось пролететь с десяток метров. И врезаться в ближайшее дерево. Кот сел у моих ног. Рядом встала бабушка – ну не поворачивается язык назвать её Бабой-Ягой! С ней ступа, оттуда торчит древко метлы.

- За чайком и познакомимся! – приглашает старушка в гости, - да отпусти ты дерево! Шагай спокойно.

Уф!

Наконец могу идти нормально. Но куда? Ступа одноместная. А на метле соглашусь ещё раз прокатиться только под страхом смертной казни. Бабушка заразительно смеётся.

- Расспросить вас хочется, но сначала надо накормить. Уж больно вид заморённый! Садитесь-ка вдвоём в ступу, а я на метле дорогу покажу.

Эх, давненько я не летал в ступе! С самого детства, когда мне снились пилотажные сны.

- Давай-ка, Баюша, запрыгивай внутрь.

- Ты уверен, что она не взлетит сейчас? – опасается кот.

- Включена тормозная система, ступа на холостом ходу, - объясняю.

- Откуда ты это знаешь?

- Летал когда-то.

- Да ты что? – искренне изумляется Баюн и запрыгивает внутрь.

Ступа взлетает. С высоты мы увидели, как с полянки на нас с удивлением смотрела Баба-Яга. И почти тут же метла вознесла её к нам.

- Потрясающе, - подтвердила она моё пилотирование.

И мы полетели. Сказать, что это было волшебно, значит, не сказать ничего. Оказывается, во мне всё это время спал пилот скоростной ступы!

Под нами проплывали зелёные кроны, говорливые речки, у горизонта вставали голубые горы. И вот впереди, на прогалине, показалась покатая крыша избушки. Заложив вираж, бабушка опустилась перед домиком. Помахала нам рукой и вошла внутрь.

Ступа опустилась рядом. Перед нами стояла избушка на курьих ножках. Изящные птичьи лапки –  просто невероятно, и как они держали всю эту конструкцию? Наморщив лоб, вспоминаю, кого там нужно повернуть к лесу задом?

Меня отвлекает смех хозяйки, она выходит на крылечко, вытирая слёзы.

- Ой, умора! Да заходите уж!

Нас встречает запах пирогов. Хозяйка возится у печи. Оглядываемся – очень уютно. Совсем не похоже на злодейский домик. На окошках занавески в цветочек, в горшке растёт герань.

- Вы как здесь оказались? – спрашивает бабушка, отодвигая печную заслонку. Из печи гордо выплывает огромный пирог и плывёт к столу. Бабушка идёт следом с тарелками и ножом.

Мы с котом открываем рты, но тут же закрываем, уступая дорогу важному самовару, чей душистый пар окутал с ног до головы. С полок вспорхнули чашки, рассевшись на столе среди вазочек с вареньем. С достоинством придвинулась лавка.

- Садитесь!

Мы уселись за стол. В голове не укладывалось, что мы в гостях у сказочного злодея. Бабушка загадочно улыбалась.

- Так что же с вами случилось? – спрашивает хозяйка, пододвигая коту блюдечко жёлтых сливок.

Мы рассказываем.

- Однако! – восклицает она, откидываясь на спинку стула.

Пирог тает во рту. Руки сами тянутся за добавкой. Пузатая чашка самостоятельно наливается чаем и сливками. Бабушкино угощение стремительно исчезает. Глаза предательски слипаются. И нас отправляют нас спать на печку.

 

Разбудил Баюн. В избушке тишина. Выглядываю с печки – стол заново накрыт, запах румяных лепёшек даже отсюда сводит с ума. Но где хозяйка?

- Да здесь я, - подаёт она голос, - рядом с вами.

Да? А это где? Мы оглядываемся – за нами стена из толстых брёвен.

Слезаем с печки. И тут  прямо из воздуха появляется бабушка! Кот, может, и привык к таким зрелищам, но я шарахнулся назад. Меня тут же подхватила скамья и плавно поднесла к столу – мол, угощайся! Чашка сходила к самовару и теперь курилась на блюдце.

Бабушка поведала про волшебные стены своей избушки. Они могли открыться в любую точку мира, или миров. Нужно только сказать нужный адрес. Но, помимо адреса нужно ещё и ключ иметь.

- Вот он, - показывает бабушка на Баюна, - сумел однажды провалиться сквозь стену. Но, поскольку у него не было ключа, то попал он к тебе.

- Ух, ты! А если бы имел ключ, то где бы оказался?

- В другом месте, - последовал лаконичный ответ.

- Здорово! Вот бы хоть глазком посмотреть!

- Где я была? – спрашивает хозяйка избушки, - смотрите.

На стене стало открываться окно. Расширяется, касается пола. Часть половиц пропала, а из окошка-проёма на пол упал лист – сколько ни смотри вдаль, простирается синий лес. То ли сумерки, то ли день такой.

И тут стало окошко меркнуть, брёвна видны стали. Остался лежать около наших ног сиреневый лист.

Баба-Яга поднимает его и кладёт на вышитую скатерть. Лист тут же врастает в неё, мгновенно становясь вышитым узором.

- Ну, что тебя смущает? – спрашивает меня Баба-Яга.

- Про «окошки» в сказках не говорится, - осмеливаюсь сказать.

Хозяйка опять весело смеётся и зовёт лепёшки кушать – а то остынут!

 

После сытного ужина нас снова разморило, мы были отправлены на крылечко, на свежий воздух. А на дворе темнеет. Но до ночи далеко, это туча из-за леса наползает. Вышла и бабушка, понюхала воздух.

- Дождь с грозой идёт, хорошо!

Кот пожал плечами – шерсть сушить долго.  Но бабушка иного мнения.

- Вам нужно увидеть нашу грозу.

И вот накатывает мощный вал, холодный ветер резко стегнул по телу. Далёкий рокот постепенно усилился до грохота. Ослепительная вспышка озарила всё вокруг. Мы с котом вздрогнули. А бабушка улыбнулась кому-то в небесах. Присмотрелись и мы – невероятно!

 

СКАЗ О ЗОЛОТОМ КОТЕ. Часть вторая. Лукоморье.

 

Среди туч и струй дождя мчались белоснежные кони. С ослепительной шерсти срывались молнии, топот копыт отдавался звонкими раскатами. Кони прыгали так стремительно, что глаза не успевали следить за ними. Вот один из них опустился прямо перед нами.

- Здравствуй, мой ласковый! – подозвала коня хозяйка и потрепала рукой его роскошную белую гриву.

Конь что-то тихо проржал.

- А вы отдохните, места на дворе много, - отвечает ему бабушка.

Мы с котом смотрели во все глаза. Это же надо, беседовать с молниями! Да ещё гладить! Воистину, сказочная страна. И тут Баба-Яга обернулась, подзывая меня.

- Подойди, - и невозможно было ослушаться.

- Дотронься до него, - рука бабушки берёт мою ладонь и прижимает её к шее коня. Тот благодушно кивает. Ощущения небывалые. И мягкость, и лёгкий холодок, и мгновенный жар – всё сразу. Дивные эти кони, грозовые.

- Хочешь прокатиться? – спрашивает хозяйка.

- На молнии? Нет!

Бабушка смеётся. Ей вторит белоснежный табун, гуляющий по двору. Откуда-то появились ясли с янтарным зерном, лошади угощались.

- Тебе понравится, - говорит бабушка, и я немыслимым образом оказываюсь на конской спине. Конь улыбается мне глазами и взмывает ввысь.

Мёртвой хваткой держусь за гриву, а конь мчится по воздуху, с его шерсти срываются ослепительные молнии. Мы проносимся над реками, и отражаемся в водной глади. Прыгаем с тучи на тучу, выбиваем из них потоки дождя. Проносимся над древними рощами, и пряный воздух заполняет наши лёгкие.

- Эге – гей! – кричу во всё горло, и мне вторит удивительный конь.

 

- Понравилось? – спрашивает Баба-Яга, когда конь вернулся во двор, - теперь будешь рассказывать, как катался на молнии.

Баюн таращит зелёные глазищи, его усы стоят дыбом. И когда мои ноги обрели чувствительность, он увлекает меня в сторону: «В избушке стена открывается!»

Баба-Яга уже улетела со двора в ступе, за ней увязался белогривый табун. В раскрытую дверь видно, как стена замерцала сиреневым туманом, и из него выглядывали очертания синего леса.

- Ух, ты, здорово!

- Мы быстренько туда и обратно, а? На метле! – кошачьи глаза горят нешуточным огнём.

- Ты что?! Бабка же про ключ говорила!

- Вот про нашу избушку и скажем, когда возвращаться будем, - уговаривал меня Баюн, - ну давай, пока стена не закрылась!

Соблазн был великий. Наш спор решила … метла. Она, прислонённая к стене, вежливо шаркнула своим хвостом по полу. Мол, соглашайся, не пожалеешь.

Э-Э-ЭХ!

И в один миг мы с котом очутились на метле. Короткий взлёт, стремительный  разворот под потолком и вот мы влетаем в синие сумерки застенного леса. Метла уверенно петляет между синими стволами, не сбавляя скорости.

- А мы куда летим-то?

- Понятия не имею, - отвечает кот.

Метла остановилась над горной кручей, где внизу клубился фиолетовый туман. Век бы мне не видеть этой пропасти! Кот жалобно мяукнул и спрятал голову в мой рукав.

- Метёлочка, пожалуйста, увези отсюда!

- Чегой-то? – ответил кто-то скрипучим голосом.

Это было так неожиданно, что Баюн забыл пугаться.

- Это кто? – тихо спросил он.

- Дед Пихто! – веселился некто, явно забавляясь ситуацией.

- Это метла, - также тихо отвечаю коту. В его глазах блеснул интерес.

- Ну, вот и познакомились! - обрадовалась метла, - а у нас гости!

 

Из-за скал выплывали корабли с огромными парусами. Они обошли нас с двух сторон, обдав тягучим воздухом. Мы с Баюном судорожно переглянулись – корабли, уходя в сиреневые сумерки, прихватили метлу и нас. И что было делать?! Конечно, нестандартное решение!

- Н-н-н-о! – пинаю метлу, - давай вперёд!

- Щас, - соглашается метла.

И под оглушительный вопль кота мы догоняем корабль, маневрируя над его палубой. Проносимся между мачтами, настигаем следующий парусник. Стремительно пролетаем и над ним.

- ЛЫЖНЮ!! – по наитию ору оставшимся лодкам.

Третий корабль сам отодвигается в сторону, давая нам место. Те, кто плыли впереди, очень резво стали уступать дорогу, стремительно уворачиваясь от метлы. Вскоре мы уже летели далеко впереди, возглавляя нашу эскадрилью.

- Ф-ф-ф-у! Наконец-то оторвались, - облегчённо вздыхаю я.

- Не-а, - отвечает Баюн, - посмотри назад.

Оглядываюсь – батюшки! Эти громады рванули вслед за нами.

- Ускоримся? – радостно предлагает  нам метла.

- Валяй!

Никогда бы не подумал, что метла способна развить ТАКУЮ скорость.

Хрупкое на вид сооружение проносилось между каменными арками, подлетая, выныривая и снова уходя ввысь. Стремительные манёвры не поддавались навигации преследовавших нас кораблей. А они ведь тоже не на месте стояли.

Нас спасли узкие ущелья и сквозные пещеры. Метла, похоже, отлично владела местной картой, ни разу не залетев в тупик. Корабли долго преследовали нас, но отстали.

Вылетая из очередного горного тоннеля, метла, наконец, сбавила ход и остановилась. Мы висели, слушая воздух. Но корабли не появились. Они остались позади горной гряды.

- Отлично полетали, правда, ребята? – подала голос радостная метёлка.

- Да, - простонал Баюн, - я хочу к бабке.

- Эх, да разве с ней полетаешь! – воскликнула метла, - всё по правилам норовит, и меня воспитывает. Вот с вами весело.

Мы повисели ещё немного. Потом метла высоко поднялась над горами, в огромном сиреневом небе не было видно никого.

- Ладно. Ещё небольшой разгон и будем входить в «окошко». А то бабка уже волнуется.

- Ты классная метёлка, - мы с котом погладили древко.

Наш транспорт издал боевой клич и развил невероятную скорость. «Окошко» предстало перед нами в виде большого радужного пятна. И мы, не сбавляя скорости, вонзились в самый центр. На миг показалось, что всё вокруг остановилось, но тут же мы очутились посреди избушки.

Перед нами стояла разгневанная хозяйка.

- Ну? – её голос не предвещал ничего хорошего.

- О, у Вас отличная метла, - Баюн решил перехватить инициативу, - такая вежливая и послушная.

Бабкины глаза метали искры.

Настоящие.

- Сударыня, пожалуйста, - попросил я её, - только без пожара.

Маленькие кусочки пламени удивительным образом попадали в лохань с водой. Надо же, как в этом хозяйстве всё продумано!

- А ты как думал! – бросила мне Баба-Яга. Она ещё немного покидалась искрами, но вскоре затихла.

- Ну, так что вы там увидели?

- Корабли, огромные такие, с парусами. Они хотели забрать нас с собой, а потом гоняться начали.

- Потом гонялись, - задумчиво сказала бабуся, - а сначала?

Выслушав ответ, покачала головой.

- Дорогу уступили бы, и все дела.

- Как это?

- Сказать «в добрый путь!»

- Этим пылесосам?! Да они нас тащили, пока мы не сбежали!

Бабуся кивала головой: «Да, метёлка у меня замечательная, нипочём не догнать!»

Одна мысль мне не давала покоя.

- А вот «окошки», то есть стены… Они всегда такие непостоянные?

- Только во время грозы. Тогда время меняет свой ход.

Ну, тогда нормально. Гроза-то не каждый день бывает.

 

Но тут началось нечто странное. Пол заходил ходуном, стол закачался, чашки заскользили по скатерти. Через миг качка усилилась. Но стол с чашками приподнялся, лавка, поймав нас с котом, поднялась следом, а бабка уже висела под потолком.

Стены и пол избушки продолжали дёргаться. Случайно посмотрев в окошко, мы с котом обомлели – там не было видно леса, зато показалась синяя полоска моря!

- Ы-ы-ы-ы-а! – вопль вырвался из двух глоток и мы уставились на хозяйку.

- Избушка перемещается, - последовал краткий ответ.

- Как это?

- Лапками перебирает!

- А … куда?

- Меняем дислокацию, - строго ответила бабуся.

- Зачем? – кот смотрел на неё, не мигая.

- Чтобы корабли не нашли пути к нам. И не устроили погрома.

- О! – сказали мы с котом и замолчали.

Через некоторое время избушка остановилась, покряхтела и замерла.

- Так, и где мы теперь находимся? – поинтересовалась бабка и вылетела в открытую дверь. Наша лавка увязалась следом.

Мы огляделись. Изба стояла на морском берегу, на уютном взгорье. Сзади шумела дубрава, а впереди, сколько хватало глаз, простиралось море.

- Остановка «Лукоморье»! Приехали, - сказал кот, спрыгивая с лавки.

- У Лукоморья лес шумит, избушка там одна стоит. Она сюда летела птицей; не курой глупой, а орлицей, - родились у меня стихи.

Баюн добавил:

- Они умчались из опаски, что от кораблей не будет ласки!

- Во время дивное грозы могут дать они бузы, - продолжил я.

- И чтобы замести следы, избушка дунула сюды, - закончили мы вместе.

- Может, по хозяйству помочь надо? – мы вернулись в избу.

Лавка вошла следом. Кот отодвинул заслонку печки, заглянул внутрь и чихнул.

- Пусто и чисто. Где же бабка дрова брала?

- Понятия не имею. Так же, как и горшки, воду и прочее.

Баюн умчался за порог, вернувшись вскоре с сухой веткой. Мы её сломали и сложили внутри печки. А как бабуся огонь разводила? Вдруг в печке что-то хрюкнуло, дунуло – и на нас вылетело облако густой сажи, вымазав с головы до ног.

- Что это было?! – мы дружно отпрыгнули к стене. Кот отряхивался, остатки чёрных хлопьев парили над нами.

- Шли бы, умылись, - послышался знакомый голос. В дверях стояла вернувшаяся Баба-Яга, опершись на метёлку, - вы что, про печку никогда не читали? Этой печке нужно чётко сказать, что хочется. А не искать дрова и горшки.

Мы вздохнули. Вскоре в избушке вкусно запахло едой. Загремела, отодвигаясь, заслонка и на стол выплыло деревянное блюдо с вареной рыбой. Потом горшок, потом плошки поменьше. Завершил всё огромный пирог с румяной корочкой и с рябиновым вареньем! Трапеза была великолепна.

Путешествие по сказочной стране, естественно, сказочное. Но вот кот Баюн тут у себя дома, но мне пора и честь знать. Где-то там, вдали, затерялась моя родная стена. Как отыскать её? Помогла бабушка, стену за печкой отворила да слово волшебное шепнула. Мол, как соскучишься, тут тебе страна сказочная и откроется.

Баюн проводить пошёл: «Ты не скучай, я вернусь за тобой!»

Ох, Баюша, друг рыжий. Где ты, там и дорога новая.

Дома, конечно, всё по-прежнему.

И вдруг на столе, сами собой, начинают появляться пузатые горшки – гостинцы от бабушки! Последней возникает пыльная бутыль. На горлышке висит бумажка. Читаю – наливка «Змей Горыныч».

Ух, ты! Та самая, с чего всё началось.

Воистину, волшебство.