О! ДИВНЫЙ ОСТРОВ ВАЛААМ - Группа Света ~ Light Group

 

 

СИМФОНИЯ  ХРАМА  СВЕТА

         

 (СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ)

 

«Через Алму Дегле»

            

О! ДИВНЫЙ ОСТРОВ ВАЛААМ

 

              КНИГА  ПЕРВАЯ,    ЧАСТЬ   VI

 

 О!  ДИВНЫЙ    ОСТРОВ   ВАЛААМ

       

 

  В Священном  Писании "Симфония  Храма  Света"  одну  главу  я  посвятила  своему  пребыванию  в  Пюхтицком  Женском  Монастыре, в  1990  году,           (до   Откровения    Храма  Света.)

         Сейчас, по истечении времени, я понимаю,    что  любой  "Сосуд",  прежде  чем  принять  в  себя  "Нектар  Откровения",  ниспосланный   Свыше,  должен  быть  тщательно  очищен  не  только    внутренним  огнем  страданий  и  испытаний,  но  также             пребыванием в особых местах на Земле, которые       можно  назвать  Божественными  Обителями,  или         Обителями  Рая. К таким Обителям можно отнести Пюхтицкий  и  Валаамский  Монастыри.

                                      *     *    *

         После  Пюхтиц, следующим, значительным для меня моментом,  явилась  моя  поездка  в   г. Санкт-Петербург (Ленинград), в  Лавру  Александра  Невского,  где находились Мощи Святого Серафима  Саровского.

Второе  обретение  Мощей  Серафима  Саровского  было  большим  Праздником  для  Православной  России.

Возможно,  мое  прикосновение  к  Мощам  Серафима  Саровского  было  тоже  чем-то    очень  важным  и  необходимым  для  того,  чтобы  во  мне  произошло     Откровение  Храма  Света,  случившееся  сразу,  вслед  за  этим?   

        После Провозглашения Храма  Света  в  Латвии,  поездки  на  Памир и  последующего    Провозглашения   Храма  Света  в  России  в  городе  Москве,  (через  Акцию  "Союз  Светлых  Духовных  Сообществ") - наступил   октябрь   1 9 9 1  года.

Множество  неожиданных    событий   в   Москве,   и    встреч  с  удивительными  людьми  утомили  меня.  Чувствуя    усталость,  я  собиралась  вернуться  в  Ригу, но… -  в результате ряда  неожиданные событий, оказалась на острове Валаам, в Спасо-Преображенском мужском Монастыре.

           Помню  необыкновенное  волнение,  охватившее  меня,  когда  мы  глубокой  ночью  подплывали  к  острову.  Пароход  дал   долгий  гудок  и,  неожиданно,  луч  прожектора  высветил  из  темноты  колокольню  Никольского  скита.  Это  мгновение  было  фантастически  прекрасным.

Через  некоторое  время  мы  причалили  к  берегу  и  ступили  на  святую  землю Валаама.

Множество  ступеней  вело  к  центральной  усадьбе  монастыря.  Пройдя  через  Святые  ворота  Надвратной  Церкви  Апостолов  Петра  и  Павла,  я  увидела  перед  собой величественный  Спасо-Преображенский   Собор.

Почему-то  было  приятно,  что  крещена  я  была  в  Церкви   Петра  и  Павла (в  Латвии),  и  вот,  теперь         Петр  и  Павел  пропускают  меня  через  врата   в  Святую  Обитель   на  Валааме.  Такие  мгновения   чувствуешь  сокровенно…

Должна  отметить,  что  в  своих  действиях  я  была  движима  каким-то  особым  состоянием  Духа  и  сознания.  Глубинное  чувствознание  подсказывало  мне,  что  по  Воле  Бога  происходят  сложные,  процессы  преображения  и  это  преображение  должно  произойти  не  только  в  сознании  людей,  но  и  в  окружающем  их  пространстве.                                            Я  не  все  могла  тогда   понять  и  предвидеть,  но  Дух  мой  как  бы  парил  над  мирской  суетой.   Я  верила  в  Высокое  и  с  этой  Верой  ступила  на  Валаам.

         Едва  ли  я  могу  назвать  эту  поездку  паломничеством.  Конкретных  планов  и  определенных  целей   у  меня   тоже   не  было.                                            Моей  внутренней  установкой   было  ни  от  кого  не  зависеть,  ни  у  кого,  ничего,  лично  для  себя  не  просить  и  не  занимать  денег.  Я  обходилась  своей  пенсией  и  скромной  помощью  со  стороны                       сыновей.                                                                                               Это  делало  меня  свободной  и  независимой.   Мой  серьезный  возраст,  как  ни  странно,  оказывался  в  Пути    не  помехой,  а  защитой.

          Остров Валаам  показался  мне  воистину   светлой,  тихой  Обителью,  воспетой       монахами  в  своих  прекрасных  песнях.  Одна  из  них  особенно  трогала  Душу  своей  мелодией  и  словами:         

                       «О,  дивный  остров  Валаам!

                        Рука  Божественной  Судьбы

                        Воздвигла  здесь  Обитель  Рая,

                        Обитель  дивной  красоты,

                        Обитель  тихую,  святую,

                        Обитель  праведных  людей,

                        Обитель  сердцу  дорогую,

                        Обитель  мира  от  страстей…»   

 

         Как  указывают  церковные  источники  -  «Валаамский  монастырь  был  основан  в Х  веке    Преподобными     старцами  Сергием  и  Германом,  приехавшими    из  «восточных  стран».

На  рубеже   Х1Х – ХХ  вв.    монастырь  стал  одним из  богатейших  православных  монастырей.  Фактически  это  было   мини-государство -  центральная  усадьба  и  тринадцать  скитов,  разбросанных  на  пятидесяти   островках, -  площадью  36  квадратных  километров.

На  островах  действовало  несколько  заводов.  При  этом  валаамская  индустрия  использовала  самые  передовые  на  тот  момент  механизмы.  Даже  электричество  появилось  на  Валааме  на  несколько  лет  раньше,  чем  в  Санкт-Петербурге.  Сады  и  огороды  Валаама  поражали  воображение  посетителей  не  меньше,  чем  архитектурные  комплексы.

         В  1 9 1 8 г.  территория,   где  находился  Валаам,   была  передана  Финляндии.

Православная  жизнь  на  островах  стала  затухать.  Произошел  раскол  в  среде  монахов,  а  в  1 9 3 9  году,  с  началом  советско-финской  войны  -  Обитель  прекратила  свое  существование.

         После  второй  мировой  войны  на  Валааме  возник    светский  поселок.  Жители  его -  свыше  пятисот  человек  -  были  расселены  в  бывших  кельях  и  других  монастырских  постройках.

         Осенью  1 9 8 9  года  часть  зданий  бывшего  монастыря  решением  Правительства  Карелии  была  передана  Русской  православной  церкви.  Вскоре  после  этого  на  острова  прибыли  первые  монахи».

         Я  оказалась  в  Монастыре  в  сложный  период  начала  его  возрождения  и  перестройки.   Меня  здесь  удивляло  все.

Во  многих,  бывших  монашеских  кельях  оставались  еще  жить   «миряне» (бывшие  жители   поселка).

В  одной из таких келий пришлось жить и мне.

Келья  была  расположена  на  втором  этаже  внешнего  монастырского  карэ.

Множество  подобных  келий  объединял  длинный  коридор,  в  центре  которого  находился   общий  туалет  первобытного  образца.  Никаких  других  удобств  не  было.  Люди  ютились  здесь  семьями,  с  детьми.

Захламленность,  нищета  и  убожество  оскорбляли  взгляд  -  ведь  все  это  происходило  в  стенах  монастыря.

На  ступенях  дома  можно  было  столкнуться  как  со  скромным  иноком  в  монашеской  одежде,  так  и  с  пьяным, матерящимся мужиком,  или  с  интеллигентом,  приехавшим  помогать  восстановлению  монастыря  по  доброй  воле   из  Санкт-Петербурга,  или  из  Москвы.

Во  всем  этом  было  что-то  ошеломляюще-неожиданное,  противоречащее  друг  другу  и,  в  то  же  время,  как бы  неслучайное,  имеющее  смысл,  который  я  должна  была  понять,  а,  вернее,  -  пережить.

         Это  был  третий   Монастырь на  моем  Духовном  Пути  (после  "Пюхтицкого"  и  "Оптиной  Пустыни").

         Здесь  все   перемешалось. В  помещениях  надворного  Храма  Петра  и  Павла,  с  одной  стороны - шла  служба (литургия),  а  с  другой  стороны - расположился  сельсовет (одна  дверь  напротив  другой).  В  стенах  монастыря  находилась  также  почта,  поселковая  библиотека,  магазин,  вокруг  которого  толпились  пьяные  мужики. Находился здесь и Дом Культуры, в котором был открыт «Кабинет      Н.К. Рериха», а вечером проходили танцы.

Мне  казалось,  что  все  здесь  пребывает  в  состоянии   недоумения  и  ожидания   преображения.

Да  и  вся  Страна  в  это  странное  время  находилась     как  бы  в  растерянном  ожидании  чего-то  нового.

Это  «новое»  пробуждалось  с  одной  стороны – с  большим  трудом,  незаметно,  а  с  другой  стороны -  довольно  активно, т.к.  энергия  духовного  пробуждения  и  преображения   уже   проснулась.

    

       «Выходит,  на  плечи  Наместника   Настоятеля   монастыря   Отца   Андроника   легла  очень  трудная  задача -  преобразовать  этот  хаос  и  восстановить  былую  красоту  и  предназначение   Святой  Обители», -  размышляла  я,  наблюдая  все  это.

Монастырь  был  в  запустении,  между  монахами  и  «мирянами»    шла  тяжба  за  землю  на  Валааме.  В  газетах  появились  статьи,  далеко  не  благостного  содержания,  возникало  много  проблем,  связанных  с  восстановлением  Храма  и  скитов.

 

        Однако,  в  нашей  Стране (СССР)  в  это  время  многое  происходило  неожиданно,  спонтанно,  без  пояснения  и  без  разрешения,  оставляя  недоумение  и  массу  вопросов,  на  которые  не  так - то  просто  было  найти  ответ.   Изменения  проходили  как  на  материальном,  так  и  на  духовном  плане  бытия.

Несовместимое  проявлялось  рядом.  Забытое  -  напоминало  о  себе.   Тайное  -  сбрасывало  покровы.

В  хаосе   преображения    -  главным  ориентиром  становилось  Сердце.  Глубинная  интуиция,  пробивая  штампы  сознания,  высвечивала    правду.

А  правдой,  очевидно,  было то,  что  наступило  время   прорасти  новому  посеву.  И  ростки  этого   нового,  пока  еще  такие  слабые,  необходимо  было  сберечь,  где  бы  они ни  проросли,  ибо  все  «случайное»  -  не  случайно  и   непременно  имеет  свое  значение.

          В  тот  момент,  когда  я  приняла  решение    поехать  на  Валаам,  я  оставалась самой  обыкновенной   женщиной.    Однако,  была  уже  Вестником  Храма  Света  и моими  поступками  руководило   «н е ч т о»,  что  было  «н а д»   всеми  сложностями,  казусами  и  противоречиями  жизни.

А может быть, просто по судьбе мне необходимо было оказаться на Валааме?

 

Весть   о  Х р а м е   С в е т а.

         Как  будут  развиваться  события,  я  не  знала,  т.к.  ничего  конкретного  не  планировала.

Однако,  оказавшись  в  стенах  Спасо-Преображенского  монастыря,  я,  вдруг,  ощутила  свою   личную  задачу   - передать  Наместнику  Настоятеля  Валаамского    монастыря Отцу  Андронику - Весть о Храме  Света !

Как  всегда  внутреннее  откровение  возникало  точно,  ясно  и  неожиданно.

         Необходимость  личной  Встречи  с  Отцом  Андроником  проявилась  во  мне,  как    безоговорочная  потребность   Духа.   Решиться  на  эту  Встречу  мне  было  нелегко.  Я  понимала,  что  Он -  представитель  ортодоксальной  православной  Церкви  и  Весть  о  Храме  Света  скорей  всего  воспримет,  как  очередную  ересь.

Однако,  Откровение  Храма  Света  было связано  со  Вторым  Обретением  Мощей  Серафима  Саровского  и  это  не  только  давало  мне  право  на  Беседу  с  Отцом   Андроником,  но  даже  как-то  внутренне  обязывало  сообщить  Ему  об  этом.

         Беседа  проходила  в  апартаментах  Наместника  и  длилась  довольно  долго,  примерно  полчаса.                                                                  Отец  Андроник  произвел  на  меня  впечатление  спокойного  и  мудрого  человека.  Он не  отрицал,  не  поучал,  но  молча,  внимательно  вслушивался  и  пытался  понять.

Я  была  искренней.  Рассказала  ему  о  своем   духовном  Пути,  о  том,  как  произошло  Откровение  Храма  Света,  о  том,  что  на  Валааме  я   впервые  и  оказалась  здесь  неожиданно  для  себя.

Помню,   задумчиво  глядя  на  меня,  Отец  Андроник  сказал:

         -  «Но  Храмов  на  Земле  уже  так  много.  Вот  и  сейчас  мы  сидим  с вами  в  прекрасном  Храме.  Каждый  Храм  является   центром  средоточия   духовности  и  культуры.  Зачем  еще  какие-то   Культурные  Центры  и   Храмы  Света?»

          В  его  словах  была  логика,  была  правда.  Мне  это  было  приятно,  несмотря  на  то,  что   слова   Отца  Андроника   были  как  бы   возражением   мне.

            - «Но  некоторые  Явления  проявляются  неожиданно,  не  спрашивая  нашего  разрешения,  и  не  все  нам  дано  понять  сразу»,  -  ответила  я.

«Бог  постоянно  проявляет  на  Земле  что-то  новое.  Ведь  когда-то  и  православных  Храмов  и    монастырей  не  было…

Может  быть,  Храм  Света    есть  Явление  времени,  необходимое  для  перехода  к  Высшему  Сознанию?    В  каждом  человеке  есть  Божья   Искра,  но  пройти  к  Богу  -  совсем  не  просто  и  не  каждому  дано.

Отец  Андроник,  какое-то  время  задумавшись,  всматривался  в  меня  и  молчал.  Потом  спросил:

         -  «У  вас  есть  ко  мне  какая-то  конкретная  просьба?»

         -  «Нет.  Просто  почему-то  я  должна  была  встретиться  с  Вами   и  передать  Вам   Весть   о                Храме  Света», -  ответила  я.

Отец   Андроник  поднялся,  медленно  пошел  к  своему  письменному  столу  и  стал,  как бы,  перебирать  бумаги.  Я  смутилась. «Очевидно,  Он  дает   мне  понять,  что  аудиенция  закончена,  и  я  злоупотребляю  его  временем»  -    подумала  я.

Мне  захотелось  подняться  и  незаметно  уйти.  Однако,  Отец  Андроник  уже  шел  ко  мне.  В  руках  его  была  небольшая  Икона  Спаса.  Этой  Иконой  он  благословил  меня  и    подарил  ее  мне,  сказав:

        -  «Спасибо  вам  за  все  доброе,  что  вы  делаете».      

 

         Казалось  бы  -  что  особенного  в  этой  Встрече?  Но  я  чувствовала,  что  что-то  особенное  произошло  на   энергетическом  уровне.  Как будто  Небо  улыбнулось,  как будто  Солнышко  прорвалось  из-за  туч.   На  Душе  было  легко,  светло,  чисто.  

Подаренную  Им   Икону  Спаса  я  взяла  с  собой  на  Восток,  в  Индию,  где  оказалась    неожиданно  вскоре  после  Валаама  и  где,  также  неожиданно,  прошла  моя  Встреча и  Беседа  о  Храме  Света  с  Главой  Православия  в  Индии  -  Марком  Грегориусом, воспринявшим Весть о Храме Света спокойно и благостно…

Во-истину,     -   Пути  Господни  неисповедимы.         

 

        

  Лично   для  меня  это  много  значило.  Я  видела,  что  на  фоне  полного  запустения,  восстанавливается   великолепный  Спасо-Преображенский  Собор (Храм!).                                         А  восстановление Храма   означает  возобновление      Света.   Свет  -  это  Спасение !

Поэтому  просто   произнесенные  вслух   Слова                  «Храм  Света  на  Валааме"       как бы  утверждали   процесс   преображения  и  восстановления  мощного   Фокуса  Света   на  Валааме,  который  был   местом   совершенно  необыкновенным  и  по  своей  природе  и  по  особым  вибрациям.   Я  понимала   все  именно  так,  ведь  мне  приходилось  осознавать  и  оценивать  происходящее  уже  после  того,  как  оно   свершалось  «по  Божьей  Воле».  Однако,  «Знаков»,  которые  разум  способен  был  расшифровать,  было  достаточно.

Думаю,  что и   Отец  Андроник,  как  мудрый,  прозорливый  человек,  небезразлично  отнесся   к  переданной  Ему    Вести  о  Храме  Света.

К   этому   Человеку  у  меня  до  сих  пор  осталась  благодарность,  идущая  из  самой  глубины  сердца.  Он  умел  слушать  и  способен  был  услышать.

 

                                        *   *   *

 

 

                «Узоры»   Х р а м а    С в е т а .

         «Запечатление  Творения Храма  Света»,  как  Задача,  которую    мне  заповедано  было   осуществить  « высоким  сознанием  своего  Духа»,   заключалась  не  только  в  том,  чтобы  «отразить  сокровенные  и  значимые  события,  свидетелем,  или  участницей  которых  я  оказалась».

Мне  предстояло  понять,  что  каждый  пережитый  мной,  или  проявленный    момент,  связанный    со  Словами      «Храм  Света »,  есть  фрагмент  какого-то  Величайшего Замысла,  который  проявляется  постепенно,  порою  незначительными  узорами,  словно  при  вышивании  ковра,  когда  «вышивальщица»  не  видит   всего  грандиозного  узора,  предназначенного  проявиться  в  целом,  но  участвует  своим    трудом  в  запечатлении  и  проявлении  каждого   завитка,  ибо  в  обозначенном   Свыше   «Узоре»    нет  незначительных  моментов.

 

В этом  удивительном  процессе  Боготворчества    ощущать  себя  то  ли  «вышивальщицей»,  то ли - «иглой  в  руках   Мастера»,  то ли – «Вестником»  было  доступно,  как   для  осознания    всего  происходящего, так  и  для  осознания  самой  себя.

 

Становилась  понятной  также  та  неоценимая помощь Свыше,  которую  я  получала  через  Беседы  с  Вознесенными  Учителями  человечества,  ибо  без  этой  Помощи    мой  ум    едва ли   справился  бы  с  осознанием  той  «нереальной  реальности»,  свидетелем  и  участницей  которой  я, по Воле Бога (или  Судьбы?), оказалась.

 

         Так  что  же  произошло?   Какие  «узоры»  были   неожиданно     проявлены   в  течении   1  9  9  1   года?

 

  1. Во «Сне Сновидящего»   -  прозвучало                                                                 Имя  Храма     - «Х р а м   С в е т а» !,  « который  может  всех  объединить  и  защитить».

                       (Ленингрд - Рига ,  я н в а р ь, 1991  года).

(П.С. - "Откровение  Храма  Света    произошло  во  мне  на  грани  сна  и  бодрствования.  А.Я.)

  1. «Х р а м   С в е т а»     провозглашен                              через   Акцию  Света    «М а т е р ь  М и р а».

                                      (г. Юрмала,    м а р т  1 9 9 1  года)

 

  • Раскрыт Фокус  Храма  Света  на  Памире.
  1. Проявлены Энергии Солнечного Братства .

                                              

                    (Памир, м а й -  и ю л ь,  1991  года)

 

  1. 5. «Х р а м С в е т а»   повторно   провозглашен     через    Акцию    Света:                                                                   «Союз  Светлых  Духовных  Сообществ".    

                                         (г. Москва ,   август, 1991  года)

 

А  завершался  этот  удивительный  1 9 9 1  год  -  моей  поездкой  в   И н д и ю,  в  Ги м а л а и,  где  я  должна  была   «Зажечь  Огни  Урусвати  в  Новом  году".

Но  об  этом  -  отдельная  глава!                                         

 

                                        *   *   *