ОГНИ "УРУСВАТИ", ИНДИЯ. П Р О Д О Л Ж Е Н И Е - 1 - Группа Света ~ Light Group

 

 

   СИМФОНИЯ  ХРАМА  СВЕТА

            (Священное  Писание)

           через  Алму  Дегле

  

 ОГНИ

 

  ОГНИ  "УРУСВАТИ",  ИНДИЯ

           П Р О Д О Л Ж Е Н И Е - 1

Встречи  в  Посольстве. 

       В  Дели,  вопреки  нашим  ожиданиям,  нас  никто  не  встретил.  Мы  растерянно  стояли  в  огромном, прохладном,  комфортабельном  зале  аэропорта,  пока  он  не  опустел.  За  его  пределами  открывался  совсем  иной мир  -  там  царили  зной,  суматоха,  хаос.

Мы  отправились  в  административное  помещение  и  здесь,  прямо  в  дверях,  столкнулись  с  работником  Торгпредства  СССР.  Это  было  везение,  т.к.  через  какое-то  время  он  на  своей  белой  машине  довез  нас  до  Советского  Посольства,  над  которым  вот  уже  второй  день  развевался  российский  флаг,  как бы  утверждая  то, что  "СССР"  как  государство  больше  не  существует  и  Советское Посольство  стало  теперь - Российским.

 Через  пропускной  пункт  мы  прошли  беспрепятственно,  т.к.  у  нас  была  личная  передача  для  Посла   А.М. Д р ю к о в а.   Удачей  было  и  то,  что   он   находился  в  это  время  в  Посольстве.

На  должность Посла  А.М. Дрюков назначен  был  недавно. Встретил  нас  приветливо,  был  внимателен  и  прост.

Во  время  нашей  с  ним   беседы,  в  кабинет   неожиданно  вошел  высокий,  красивый  человек.

Оценив  нас  молниеносным,  пристальным  взглядом  и,  как - бы  не  замечая,  он  направился  к  Дрюкову.  Похоже  было,  что  он  чем-то  расстроен.                                              

Это  был   Советник - Посланник  А.М.  Кадакин.

После  беседы  Посол  поручил  А. М.  Кадакину позаботиться  о  нас.

    В наше  распоряжение  была  предоставлена  комната  в  посольском  городке,  в  Дели.       Однако,  А.М. Кадакин,  узнав,  что  мы  собираемся  в  Кулу, в  Поместье  Рерихов стал  очень  настойчиво  отговаривать  нас   от  поездки,  предлагая  встретить  Новый  Год  вместе  с  ними  в  посольском  городке.  Он  уверял,  что  в  имение  Рерихов  мы  все  равно  не  попадем,  дом  будет  закрыт,  так  как  домоправительницу  Урсулу  он  уже  вызвал  в  Дели.   К  тому же,  на  дороге  в  Кулу-Нагар, говорил  он,   были  обвалы  и  очень  неспокойно  на  границе  с  Пакистаном.    Мы  молчали.

Он,  очевидно  искренне  не  понимал  к  чему  такая  спешка?    А  я  не  могла  сказать,  что  причиной  является Просьба  Е.И. ко  мне  (с Тонкого Плана) -"В  Новом Году  зажечь  Огни  Урусвати".

Сейчас  я  понимаю,  что  все  было  намного  серьезней  и  сложней   и  то,  что  мы  попали  сразу  на  прием  к  Послу,  -  было  немыслимой  удачей.

Мы  не  знали  в  то  время (по  крайней  мере,  я)  что  С.Н. Рерих,  находясь  в  критическом состоянии  своего  здоровья,  передал  права  на  Имение  в  Кулу-Нагаре  -  Советнику  при  Российском  Посольстве  в  Индии - А.М. Кадакину.   Окончательного  решения,  однако,  пока  не  было.

Мы  не  знали  также,  что  буквально  перед  нашим  приездом  Святослав Николаевич   Рерих  создал «Международный Мемориальный Трест  Рерихов».

      В  Программе " Российской  Академии   Нового  Мышления"  -  "Новая  Россия",  согласно  которой  мы  приехали  в  Индию,  значился  пункт "Наследие  Рерихов".                                                                                                 

И  в  нашей  Группе  из  трех  человек,   кроме  ученого  М. Прохорова  и  меня,  присутствовал  Представитель  от  "Всероссийского Дома  Рерихов"-  Т. Шевелева.

Поэтому  желание  Представителя  Всероссийского  Дома  Рерихов (в Москве)  посетить  Дом   Рерихов в  Кулу-Нагаре  (в Индии)  было  правомочным  и  логичным.   И  то,  что  это  было  связано  с  "Наследством  Рерихов",  вокруг  которого  в  последнее  время  возникло  много  споров,  было  тоже понятно.                                          

Что  к  нам  в  ближайшее  время  должен  присоединиться  Руководитель  Программы -  Ученый  М. Прохоров,  (который  задержался  в  Москве  по  причине  внезапной  болезни  дочери)  -  было  тоже  понятно. Ведь  Институт  Гималайских  Исследований  "Урусвати"-  это  тоже   "Наследие  Рерихов"  и  ученые  России,   безусловно,   имели  к   нему   отношение.

Но  вот  почему  в  Группе,  приехавшей  по  Программе  "Новая  Россия"  присутствует  Представитель  "Храма  Света" (родом  из  Латвии),  да  и  вообще,  "Что  есть  Храм  Света?", где  он находится  и  какое  отношение  имеет  к  Наследию  Рерихов и к  Программе  "Новая  Россия" - это,  полагаю,  сбивало  с  толку  и  настораживало.  Тем  более,  что  виза  этому  Представителю  оформлялась  в  "Международной  Федерации  Мира  и  Согласия".

Однако,  анализирую  это  я  только  сейчас,    а  тогда   была просто открыта  ко  всему  предстоящему и  не  очень   озабочена  вопросами,  связанными   с  "Наследием  Рерихов".  Этим  занимались  те,  кто  имел  к  этому  отношение.

В  понятие   "Наследие  Рерихов"   я  вообще  не  вкладывала  материального  смысла.                           

Учение  Агни  Йоги  и   сами  Рерихи  были  мне  бесконечно  дороги.  Их  Наследие  я  понимала,  как  нечто  сокрытое,  духовное,  до  конца   не реализованное.                                          Это  было  «н е ч т о»,  что  мы  должны  были бережно  принять,  как  эстафету,  проявить  непроявленное   и помочь   дальнейшему  развитию   процессов  духовного  преображения,  начатых  Семьею  Рерихов.

      Я  имела  конкретную  задачу,  выраженную  в  словах: «Зажечь  Огни  Урусвати  в  Новый  Год»,  

       Мое  сознание  было  настолько  сосредоточено  на  выполнении    этой  задачи,   что  по  отношению  ко  всему  происходящему,  я  оставалась вначале  просто  внимательным  наблюдателем.

Возрождение  же   энергий  Света  и «возжигание  Огней»,  -  было  для  меня    Задачей   сложной,  но  понятной.

И  сейчас  я  понимаю,  -  какое  счастье,  что  моя  личная  Программа,  связанная  с  Храмом  Света,  не  была  мне  сразу  раскрыта  полностью по  прибытии  в  Индию.  Она  проявлялась  постепенно,  по  мере  моей  готовности  и  осознанию  происходящего,  к  которому  я  оказалась  причастна.  Но  так  было  всегда.   В  этом  была  особенность моей  Миссии  и  моего  Духовного  Пути.  Я  к  этому  уже  привыкла.

        Вернусь,  однако,  к  нашей  Встрече  в  Российском  Посольстве  и  опишу  ее  подробнее.

      Выяснив  цель  нашего  приезда  и  наше  намерение  немедленно  отправиться  в  Кулу,  Посол  не  высказал  возражений,  но  открыл  сейф  и  дал  нам  сумму  денег, которая  позволяла  добраться  до  Кулу.  Это  было,  как  волшебство.  Согласно  договору,  Российская  Академия  Нового  Мышления  должна  была  выслать  деньги  для  нас.  Но  информации  об  их  поступлении  у  нас  не  было.  То,  чем  мы  располагали,  хватало  лишь  на  несколько  обедов.  Просить  у  кого-либо,  лично  я  не  имела  права.  Такова  была  внутренняя  установка  и  Наказ  Учителей.

Поэтому  мы  искренне  обрадовались  широкому  жесту  А.М. Дрюкова.  (Хотя,  возможно,  это  и  были  присланные  для  нас  деньги?).

 

    На  возражения  А.М. Кадакина  мы  заявили,  что  готовы  отправиться  в  Кулу   паломницами  и  оставить  заявление,  что  поступаем  так  по  собственной  воле.

Лишить  нас  воли  он  не  имел  права,  т.к.  мы  подчинялись  иным  инстанциям.

Немного  подумав,  А.М.Кадакин  вызвал  А.Д. Путивца -  Советника  по  культуре  и  поручил  ему  утром  отвезти  нас  на  посольской  машине  к  стоянке  туристического  автобуса,  отправлявшегося  в   сторону  Кулу.

Трудности  Пути.

               Утром  нас  ожидало  разочарование.  Оказалось,  что  автобус  отменен.  Мы  решили  не  сдаваться  и  попросили  помочь  нам  уехать  поездом,  который  отправлялся  только  утром  следующего  дня.

Получалось,  что  к  Новому  Году  мы  не  успеваем  добраться  до  Кулу.  Ах!  Если  бы  в  нашем  распоряжении  была  машина!  Но  препятствия  оказались  сильнее  нас.                                 Тем  не  менее,  мы  успокаивали  себя  -   ведь  все-таки  до  Индии  нам  удалось  добраться  и    дорога  в  Кулу  нам  открыта.

На  следующий  день  А.Д.  Путивец  помог  достать  нам  билеты  на  поезд   с  обозначенными  на  них  местами и  мы,  расположившись  у  окна,  наконец-то  облегченно  вздохнули  и  улыбнулись  друг  другу.  Нам  предстояло  ехать  всю  ночь. Однако,  никто  нас  не  предупредил  о  необходимости    докупать  к  билетам  еще  и  спальные  места.  Поэтому  с  наступлением  ночи  нас  неожиданно  высадили  из  поезда.

            Поезд  ушел  и  мы  остались  стоять  в  кромешной  тьме  уже  наступившей  ночи,  в  полной  растерянности,   у  вокзала  какого-то  небольшого  городка.

На  перроне  никого  не  было,  но  было  разбросано    почему-то   много  больших  мешков.  «С  углем,  или  с  картошкой», - рассеянно  подумала  я,  осторожно  переступая  через  них.

Вдруг,  с  ужасом  заметила,  что  некоторые  мешки  шевелятся.  Оказывается  в  них,  укрывшись  с  головой,  ночевали бездомные,  т.к.  ночи  здесь  очень   холодные.

На  вокзале  мы  отыскали  заспанного  дежурного,  который  испуганно  смотрел  на  нас,  как будто  мы  свалились  с  неба.   Переводчика  не  было.  Но,  в  результате  отчаянных  попыток  с  двух  сторон  понять  друг  друга,  нам  удалось  все-таки  выяснить,  что  в  два  часа  ночи  на  минуту  остановится   проходящий  поезд,  и   мы  сможем  на  нем  добраться  до  Дхарамсалы,  а  далее  до  Кулу  придется  добираться  автобусом.

Д х а р а м с а л а ?!  Но  ведь  там  монастырь  и  резиденция   Д а л а й  - Л а м ы   XIV!                Я  и  не  подозревали,  что  Его  резиденция  находится  на  Пути  к   Кулу.

Воистину    Пути  Господни  -  неисповедимы.

«Значит,    нам  предстоит  вначале  оказаться  в  буддийском  монастыре?! Значит,  задержки  не  случайны?!» -  подумали  мы.

          До  Нового  Года  оставался  час.  Было  очень  холодно.

К  нашему  счастью  на  вокзале с  давних  времен существовала  «комната  для  леди»,  в  которую  нас  впустили  и  где  мы  оказались  совершенно  одни.   В  этом  пустом,  холодном  помещении,  необъяснимо  сохранившем  следы  былой  элегантности  и  элементарных  удобств,  нам  предстояло  встретить    1 9 9 2  год.

Мы  сдвинули  стулья,  накрыли  их  красивым,  головным  платком,  поставили  Иконы  и  Портреты  Учителей,  разложили  скромную,  дорожную  трапезу  и  зажгли  свечи.

Неожиданно  вошла  группа  индийских  монашек.  Они  тихо  разместились  на  одной  из  широких  лавок,  но,  когда  мы  их  угостили  орешками  и  изюмом  -  очень  оживились.

Время  тянулось  медленно.  Наконец  подошел  поезд  и  мы  оказались  в полутемном вагоне.  Вокруг  мирно  спали  люди. Свет  был  пригашен. Мы  не  рассчитывали даже  на   сидячие  места, -  лишь  бы  доехать!  От  усталости  и  переживаний  нас  буквально  качало.  Вдруг   увидели  совершенно  пустую  нижнюю  полку.  Не  сговариваясь,  не  раздеваясь,  прямо  в  плащах  мы  легли  на  нее  бок-о-бок  и  тут   же  уснули  крепким  сном.  Засыпая,  я  слышала  чей-то  мягкий,  женский   голос,  но  сознание  уже  не  хотело  ни   на  что  реагировать.

Проснувшись  утром,  мы  увидели,  что  солнце  давно  взошло  и  рядом  с  нами  мирно  завтракает  интеллигентная,  индийская  семья -  муж  и  жена.  Увидев,  что  мы  проснулись,  женщина,  улыбаясь,  рассказала  нам  на  английском  языке,  что  поздно  ночью  она  вышла  в  туалет,  а  когда  вернулась,  то  обнаружила  на  своем  месте   двух  крепко  спящих  леди.  Посоветовавшись  с  мужем,  они  решили  не  будить  нас.  И  мы  были  бесконечно  благодарны  им,  ибо  эти  несколько  часов  сна  буквально  восстановили  наши  силы.  Ехали  целый  день,  наблюдая  через  окно  живописные  картины  из  жизни  Индии.

 

      В  Дхарамсалу  поезд  пришел  поздно  вечером.   Было  уже  совсем  темно.

Вереница  пассажиров  потянулась  от  поезда  по  тропе,  ведущей  в  горы.  Мы  последовали  вслед  за  ними.

В  душе  поднималась  мягкая,  теплая  волна  радости  -  мы  у  подножия  Г и м а л а е в!  Наконец-то!

Пропустив  вперед  всех  людей,   мы  разожгли  маленький  костер  -  поприветствовали  Горы  и  стали  подниматься  вверх.  Вскоре  оказались  в  небольшом  поселке,  в  котором  был  даже  «Гостевой  Дом».  Но  мы,  недолго  думая,  решили  сразу  добраться  до монастыря  Далай-Ламы XIV,  который  находился  высоко  в  горах.

Наняли подвернувшуюся   машину  и  шофер-индус  за  небольшую  плату  погнал  ее  с  бешеной  скоростью  в  кромешной  тьме  вверх,  по  виляющей  между  скал  дороге.  Темнота  ночи  скрывала  пропасти  и  мы  только  догадывались  о  них.  Заметив,  что  наше  беспокойство  доставляет  шоферу  удовольствие,  мы  затихли  и  стали  молча  молиться.

Через  какое-то  время   совершенно  неожиданно   машина  замерла  на  небольшой  площадке.  Мы  расплатились  и  остались  под  звездным  небом  совсем  одни,  не  совсем  понимая, где  мы  и как  дальше  действовать.  Стояли  и  молчали.  Вокруг  -  только  деревья  и  никаких  построек  не  видно.

          Вскоре  из-за  деревьев,  однако,  показалась                 какая-то  фигура  и  к  нам  подошел  высокий,  молодой  монах  в  бордовом  одеянии.  Вслед  за  ним  подошел  другой,  постарше.  Лица  у  них  были  красивые,  приветливые.  Узнав,  кто  мы  и  откуда,  они  тихо  посовещались  и   провели  нас  в  небольшой,  белый  домик,  таинственно  белевший  в  темноте,  между  деревьев  и  разместили  в  чистой  комнатке    с  окном  во  всю  стену,  задернутым  плотной  шторой.  Две  кровати  и  буддийская  танка  на  стене. Вот  и  все.  Но  о  большем  мы  и  не  мечтали.   Все  развивалось  стремительно  и  непредсказуемо.

       Я  уже  привыкла  к  тому,  что  прежде  чем  приступить  к  выполнению  программы  Духа  своего,  - неожиданно  оказываюсь  либо  в  каком-то  монастыре,  либо  получаю  омовение,  окунувшись  с  головой  в каком-либо  священном  источнике.  Иногда  -  и  то  и  другое  вместе. И  непременно -  бесконечная  вереница  Храмов  на  моем  Пути,  неожиданных,  неведомых  мне  доселе  и  как  всегда - прекрасных. 

Ценность  всего  неожиданного,  непредвиденного, «случайного»  заключается  в  том,  что  оно  застает  тебя    врасплох  и   неподготовленное,  обнаженное  восприятие  запечатлевает    все   точно,  чисто  и  образно.  Только  через  какое-то  время  начинаешь  осознавать    связь  между  происходящими  событиями. Осознаешь  присутствие  Высшего  Водительства,  осознаешь,  что  прежде,  чем  прикоснуться  к  тайному  и  сокровенному  -  необходимо  очиститься,  понимаешь  значение   Слов  из  Шах-Наме: «Нельзя  путями  низкими  идти  к  Высокой  Цели».

Через  свои  реальные переживания,  через  преодоление  препятствий,  через  откровения  Духа  своего -  ты  познаешь   Б о г а.

         

 ОГНИ                             

В  Монастыре   Далай -Ламы  XIV.

  

 Итак!   1  9  9  2   год   наступил.

Мы - в  Гималаях! В Монастыре  Далай-Ламы  XIV.

Ну  как  тут  не  уверовать  в   чудо?!  Воистину  -  жизнь  похожа  на  сказку.

         Проснувшись  рано  утром,  я  отдернула  штору  и  -  Горы,  омытые  потоками  солнечного  света,  через  огромное  окно  буквально  заполнили  нашу  маленькую  комнату.  Захлебнувшись  красотой,  я,  вдруг,  остро  ощутила,  как  бесконечно  близки  и  дороги  мне  горы. Без  их  вибраций  жизнь  казалась  похожей  на  пребывание  в  подземелье.

Выйдя  из  состояния  зачарованного  созерцания  гор,  я  почувствовала  беспокойство  и  ощущение  того,  что  мы  оказались  здесь  не  случайно.  В  следующий  момент  в  сознании  спокойно  и  чисто  проявилось:

«Весть о  Храме  Света  должна  быть  передана                                                      Далай-Ламе XIV».

Это  было,  как  необходимость,  как  нечто  очень  серьезное  и  важное,  что  не  дано  мне  было  понять  в  его  сокрытой  значимости.

Мы  не  знали,  присутствует  ли  Далай – Лама  XIV  в  монастыре.  Однако,  все  складывалось  так,  как будто   было  кем-то  заранее  предусмотрено.

Оказалось,  что  в  монастыре  живет  русский  парень – буддист.  Узнав,  что  мы  приехали,  он  тут  же  оказался  рядом  и,  несмотря  на  то,  что  был  болен,  начал  очень  энергично  помогать  нам.  Во-первых,  сообщил,  что  Далай-Лама XIV   находится  в  монастыре,  но  именно  сегодня,  в  середине  дня   Он  уезжает  на  юг  Индии,  на  открытие  нового  Храма   и  Монастыря.

То,  что  Далай-Лама  был  рядом -  было  большой  радостью  и  удачей,  но   то,  что  через  несколько  часов  Он  уезжает -  заставляло  мобилизовать  все  свои  силы.

Я  быстро   составила  текст,  в  котором  сообщала  о   начавшемся  Единении  Светлых  Духовных  Сил  и  о   Х р а м е  С в е т а,  энергии  которого  уже  проявлены  миру,  и  что-то  о  России.     Текст  получился  достаточно  большой.  Наш  «русский буддист»  помог  перевести  его на  английский  язык  и   провел  нас  в  офис  Далай-Ламы,  куда  у  него  был  допуск.

Личный  cекретарь  Далай-Ламы   принял  письмо,  но  сказал,  что  вынужден  его  оставить  до  возвращения  Далай-Ламы,  который   сейчас  предельно  занят,  т.к.  готовится  к отъезду.   По  этой же причине  Он, очевидно, не  сможет  и  принять  нас.

Мы  не  стремились  на  прием,  но  передать  письмо,  представлявшее  собой  Весть,  необходимо  было  именно  сейчас.  Пусть  только  коснется  его,  только  прочтет.

И  нам  удалось  уговорить  секретаря.  Он  удалился  в  апартаменты  Далай-Ламы  с  моим  письмом,  содержащим  Весть  о  Храме  Света.    Уверенности,  однако,  что  он  передаст  письмо  -  не  было.

Мы  покинули  офис.  День  был   светлый,  солнечный.

          Выезд  Далай-Ламы XIV  из  резиденции  проходил  очень  торжественно.   На  площади,  перед  Храмом,  ровными  рядами,  образуя  четырехугольник,  выстроились  монахи  в  бордовом  одеянии,  лицом  к  вратам  офиса.

Мы  стояли  на  почетном  месте  для   гостей.

Ворота  открылись  и   машина,  в  которой  сидел     Далай-Лама XIV,   стала  медленно  двигаться  нам  навстречу.

Улыбкой  и  легким  поклоном  головы  Он   попрощался  с  монахами  и  затем,  как бы  скользнул  взглядом  по  группе,  в  которой  находились  мы.

На  какое-то  мгновение  я  встретилась  с  ним  взглядом.  Это  мгновение  остается  и  сейчас  для  меня  величайшим  откровением.  Трудно  передать  то  ощущение,  что  Он  через  взгляд  как бы  проник  в  меня,  в  секунду  «прочитав,  как  книгу»,  а  затем  прошел,  «как  сквозь  комнату» -  в  необъятную  Беспредельность.

Как  ни  странно,  ощущение  Беспредельности  и    какого-то  иного  измерения  испытала  и  я,  пройдя   т у д а  через  Его  взгляд.  Я  не  помню  чего-либо  подобного  в  своей  жизни,  пережитого  в  течение   нескольких  секунд.

Мгновение  -  как  Откровение…  На  Душе  стало  тихо  и  спокойно.   Я  поняла,  что    В е с т ь      Он     п о л у ч и л.   

Машина  тихо  скользила  вниз  по  дороге,  вдоль  которой  стояли  люди,  с  любовью,  светлыми  улыбками  провожая     Далай-Ламу XIV  в  Путь.

 

  ОГНИ

 

    Далай-Лама XIV  уехал,  а  мы  решили  осмотреть  монастырь.  Прежде  всего,  зашли  в главный Храм.  Молча  постояли  перед  огромной  статуей  Будды,  возвышавшейся  на  пьедестале  в  центре  Храма,  коснулись  сокровенного.

Храм  и  внешне  и  внутренне  был  достаточно  прост.  Перед  Храмом  -  небольшая  площадь,  много  белых,  буддийских  флагов.  Всюду  -  тишина,  чистота,  сокровенность.

 

 ОГНИ

 

Мы  побродили  по  территории, пообедали  в  буддийской трапезной  и,  поблагодарив  монахов  за  добрый  прием,  стали  спускаться  вниз,  по         «т р о п е    м о н а х о в».

Тропа  была  очень  живописной.  Время  от  времени  на  ней  встречались  «курганы»  из  красивых  камней,  принесенных  паломниками.  На  высоких  шестах  трепетали  на  ветру  полуистлевшие  полотнища  со  священными  надписями.  Тишина  и  таинство  этого  места,  а  также  сознание  того,  что  мы  идем  по  тропе  монахов  в  Гималаях  -  рождали  в  Душе  трепет  и  благодарность  Провидению (или  Судьбе?), за  то,  что мы  оказались  здесь.

      Изредка,  навстречу  попадались  монахи, Они  шли  медленно,  в  молитвенном  состоянии.                              В  своих  светских  одеждах  мы  были  как бы  из  другого  мира  и,  казалось,  что  наше  присутствие  в  этом  сокровенном  месте  может  быть  воспринято недоброжелательно.  Но  вот  Чудо!   Как  правило,  монахи,  приблизившись  к  нам,  поднимали  глаза  и  добрая,  приветливая  улыбка  освещала  их  лица,  рождая  и  в  нас  ответный  поток   благодарности   и   любви.

        Тропа  соединяла  Монастырь  с  буддийским  Институтом,  который  являлся  Научным  Центром  Монастыря.

Примерно  через  два  часа  спуска  мы  оказались  в  этом  Институте.  Он  представлял  собой  небольшой,  самостоятельный  «городок»,  расположенный  в  горах  террасами,  в  котором  люди  одновременно  и  жили  и  работали.

К  нашей  радости,  первый  же  встреченный  нами  индус,      закивал  головой  и,  улыбаясь   проводил  нас  до  кельи  «Алекса», (русского  буддиста  из  России).    Келья  была  крохотная  и  холодная,  обстановка  -  предельно  простая.

Александр  напоил  нас   горячим  чаем,  сказал,  что  автобус  в  Кулу  будет  только  завтра  утром  и  повел  нас  познакомиться  с  еще  одной  «русской  буддисткой»,   которая вот  уже  три  месяца  жила  в    Институте  Монастыря.

Она  оказалась  очень  милой,  светлой,  приветливой девушкой.   Ее  душевность  и  открытость  ничуть  не  умаляли  глубины  ума  и  духовной  красоты.

Работала  она  в   библиотеке  Монастыря,  часто   виделась  с   Далай-Ламой.

У  нее  мы  остались  ночевать. Допоздна  пили  чай  и  вели  сокровенную  беседу.  Уснули  за  полночь  сладким  сном.   Через  три  часа  нужно  было  вставать,  т.к.  автобус  на  Кулу  отправлялся  в  четыре  часа  утра,  а  до  автобуса  нужно  было  пройти  довольно  большой  путь  в  горах.

Проснувшись  и  попрощавшись  с  нашей  «милой  хозяюшкой»,  мы  уверенно  «затопали»  по  дороге  вниз.  Ночь  была  звездная,  глаза  быстро  привыкли  к  темноте.  Мы  очень  спешили,  боясь  опоздать  на  автобус.  Неожиданно  дорога  раздвоилась.  Свернули   налево  и  вскоре  зашли  в  тупик.  Пришлось  возвращаться  буквально  бегом,  насколько  это  было  возможно  в  темноте.  К  остановке  прибежали  в  тот  момент,  когда  автобус  уже  трогался.  Однако  шофер  заметил  нас.

                  

                         *   *   *